Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу

Интервью с Михаилом ТАТАРНИКОВЫМ
К концерту 29 января 2011

Беседовала Марина Аршинова

М.А.- Признаюсь, поводом к нашей встрече стал не только концерт в БЗФ, где Вы блестяще исполнили Седьмую симфонию Малера с ЗКР, а очень одобрительные, подчас даже восторженные высказывания о Вас как о молодом дирижере артистов ЗКР, что бывает крайне редко. В чем, по-Вашему, причина такого успеха?

М.Т. - Мне трудно сказать, это, конечно, в любом случае очень приятно. Когда я в первый раз сюда шел год назад в качестве дирижера, мне многие говорили: «ну держись, коллектив непростой». Ведь, когда ты стоишь перед сотней первоклассных музыкантов, среди которых профессора Консерватории, где еще недавно учился, тебе нужно доказать, что имеешь на это право. Ведь их обмануть невозможно, даже публику можно обмануть, а их - нет. 

 Может, это происходит потому, что я сам много работал в оркестре, с уважением отношусь к музыкантам и все время пытаюсь дать им понять, что здесь не столько я — мы все вместе работаем, и мне не стыдно иногда спросить совета у более опытных музыкантов-оркестрантов.

М.А. - Все дирижеры, наверное, приходят к оркестру с уважением, но не все получают его взамен...

М.Т. - Оркестр - дело непростое. Я счастлив, что и с этим оркестром, и с многими другими у меня складывались хорошие отношения. Но не надо забывать, оркестранты могут любить и того, кто дает им поблажки. Нужно быть аккуратным. Думать не о себе, а о музыке.

М.А. - Расскажите, где родились, учились?

М.Т. - Родился в Петербурге, учился играть на скрипке, закончил Консерваторию как скрипач, и сразу же, через месяц, поступил на дирижерский факультет. Родители мои художники, а мой дед - Джемал Далгат был дирижером, работал и в Кировском театре, и в Филармонии. Меня всегда дома подталкивали к дирижированию, прежде всего мой дед. Он был образованнейший человек, знал несколько языков. Он, к сожалению, рано ушел из жизни, и я только сейчас понимаю, сколько я мог бы еще у него взять. Несмотря на все это, я долго не мог принять самостоятельного решения, и когда все уже смирились и перестали меня уговаривать, я, наконец, решился. Помню момент, когда это произошло. Это было ночью, дома. Я слушал в записи «Богему» с Караяном и вдруг почувствовал, что захотел сам дирижировать. С этого момента я заразился этой болезнью, это было в 2001 году, мне исполнилось 23 года. Но захотеть было мало. Прошло еще 4 года до того момента, как я поступил на дирижерский факультет. Я убежден, что дирижирование - это профессия, и я учился ей по-настоящему и считаю, что это правильно. Я овладел этой профессией благодаря, прежде всего, Александру Ивановичу Полищуку, моему педагогу. Я рано попал в Мариинский театр, меня Гергиев очень поддержал, спасибо ему огромное, и ещё - Джанандреа Нозеда, - вот мои учителя, благодаря которым я стал дирижером. Потому что, помимо врожденной музыкальности, фактурных каких-то вещей, можно сказать, что я всему научился в Консерватории и в Театре.

М.А. - Вы ощущаете себя дирижером прославленной петербургской школы?

М.Т. - Конечно. У меня много друзей-дирижеров моего возраста, в мире уже очень известных. Из них, может, только Юровский не имеет отношения к Петербургской школе, он учился в Германии. Например, Андрес Нельсонс, латышский дирижер, звезда, я его недавно встретил в Японии, он был там с Венской филармонией, потрясающий дирижер, он вообще учился достаточно мало, но стажировался, уже будучи главным дирижером Рижского оперного театра, в нашей Консерватории у А.В.Титова.

М.А. - Возвращаясь же к Вашему пути...

М.Т. - Я начал дирижировать в Мариинском театре еще до окончания Консерватории, и последние 2 года я в Консерватории почти не появлялся, все время занимала работа в театре. Все теоретические предметы закончились к 3 курсу, и тут мне страшно повезло: я получил шанс поработать в Мариинском театре и, наверное, его использовал. В театре меня стали сильно нагружать, и я получил практику, что есть самое главное для начинающего дирижера. Причем такую, что мало не покажется. Были месяцы, когда я дирижировал по 18 спектаклей плюс репетиции. Все это было очень интересно и важно.

Валерий Гергиев действительно очень верит в молодежь и многим дает возможность пробовать работать у себя в театре. Шансы получают все, но по-разному их используют. У Гергиева великое чутье на певцов, на дирижеров, на режиссеров. Осенью он доверил мне выпускать премьеру «Средства Макропулоса», это сложнейшая вещь. Он никогда не хвалит в глаза, дает советы редко, но так метко, что это дорогого стоит.

М.А. - Ваша карьера вне Мариинского театра стремительно растет. Как это получается?

М.Т. - Исключительно по воле случая. Взять, например, мое сотрудничество с Рижской оперой, где я выпустил сейчас «Онегина». Началось с того, что кто-то из наших певцов в Риге спел, и в тот момент на постановку «Евгения Онегина» искали молодого дирижера. Вот и порекомендовали меня. Два года назад проходил конкурс певцов имени Римского-Корсакова, я дирижировал третьим туром, а в жюри сидели директора европейских театров и, в том числе, агент Марк Хилдрю из Askonas Holt, который предложил после конкурса делать мне концерты.

Кто-то меня порекомендовал на фестиваль оркестров мира в Москве, меня там заметили и предложили выступать с РНО. Я сейчас много работаю с РНО. В прошлом году я открывал с РНО и Репиным фестиваль в Дрездене, а в этом году и в следующем у нас будут концерты в Америке. То есть, все идет разными путями с разных сторон. Просто нужно хорошо делать то, что ты делаешь. Я ни секунды не лицемерю, когда говорю, что никогда не «пробивался», не делал ничего специально.

М.А. - Всеядны ли Вы в отношении репертуара?

М.Т. - Это зависит от того, где и с кем играть. Если будет предложение, которое успеха не принесет, я, наверное откажусь, так как есть ответственность за конечный результат. Конечно, казалось бы, молодой дирижер должен браться за все. Но многое зависит от оркестра, с которым приходится работать. Я люблю такое сравнение: если посадить Шумахера на запорожец, а меня на мерседес, он меня на запорожце не обгонит, как ни будет стараться. Дирижер как пилот Формулы-1: он очень зависит от оркестра. Оркестр - это его инструмент, и инструмент должен быть хорошим. И музыканты, как бы они ни старались, но, если они не того уровня, с ними невозможно достичь нужного результата.

Я, конечно, ещё только прощупываю свой репертуар. Как дирижер я плотно работаю всего 3 года, у меня еще много белых пятен. Сейчас я набираю симфонический репертуар, так как до этого у меня в работе был, в основном, оперный. А сейчас пошло больше симфонических концертов. Есть то, что мне труднее. Я очень опасался играть Бетховена. Но сейчас с Токио-симфони в Японии у меня было два концерта с Бетховенской программой, и был огромный успех, то есть я ещё сам в себе не всё понимаю. Я бы сказал, что к каким-то вещам я подхожу с осторожностью. Например, Моцарт. Многие берутся, считая, что это легко. Но я как раз думаю, что это самое сложное. А вообще, я всем интересуюсь, ко всему подхожу с большой ответственностью и с напором в хорошем смысле этого слова.

М.А. - Если бы у Вас появилась возможность в виде своего оркестра или фестиваля, что бы захотелось исполнить?

М.Т. - Что я хочу играть сейчас? Прокофьева. Очень меня волнует его музыка. Многое зависит от времени, от обстоятельств, от привязок. Сейчас, например, юбилейный год Малера, и есть счастливая возможность играть его музыку. Интересно было бы выдать цикл всех симфоний Шумана, выпустить оперу «Геновева». Сама опера не очень сценична, ее побаиваются режиссеры, она, скорее всего, если поставить ее в театре, не будет очень популярна. Но, как единичное событие, оно может быть очень ярким.

Мне очень интересны современные композиторы. Их в мире достаточно много. Я для себя составил короткий список современных молодых композиторов, которых я хочу играть. Среди них есть Алексей Крашенинников - очень талантливый молодой человек. Он не так много пишет, но очень интересно - симфоническую музыку, миниатюры, ансамбли. Затем, Антон Лубченко. Но он и так достаточно исполняем. Он главный дирижер сейчас где-то в Сибири, кажется, и в Москве работает. Потом, есть ещё один у меня знакомый итальянец - хороший композитор, есть австриец. Хотелось бы что-то заказать им написать. Ну, может, не симфонию - им дай волю, они размахнутся - но, может быть, миниатюры... Понимаете, хочется послушать, поиграть вместе, пообщаться, когда глаза горят и у меня и у них. Такие намётки уже есть, но не хочу раньше времени о них говорить, боюсь, чтоб не сорвалось. 

 


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru