Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу

 

Интервью с Владимиром Мищуком
27 апреля 2009 года
Беседовала Марина Аршинова

М.А. - Вам посчастливилось в юности учиться у великих музыкантов, о которых можно говорить очень много...

В.М. - И до бесконечности... Действительно, это так, и встречи наши продолжаются сегодня. Я постоянно общаюсь с Д.А.Башкировым, с Лианой Исакадзе мы выступаем вместе, с Наумом Штаркманом, вплоть до самой его смерти, тоже играли в ансамбле. Но, говоря об учителях, сначала нужно вспомнить о Валентине Яковлевне Кунде, о моем педагоге в школе-десятилетке при консерватории, у которой я занимался с шести лет и до окончания школы. Такие педагоги, как В.Я.Кунде - это подвижники. Тогда казалось, что это само собой разумеется! Нужно снять шляпу перед теми, кто так работал, прямо скажем, не за деньги, а за совесть. Здорово они нас научили и воспитали. Ведь самое важное в нашей профессии - это то, что заложено в детские годы. В консерватории я учился у Т.П.Кравченко, замечательного человека и музыканта. У нее был огромный класс, она обожала своих учеников, а они «садились ей на шею». У нас с ней были не такие простые отношения... Но задним числом я понимаю, что многое от нее взял в отношении к звуку, к тому как обращаться с текстом, как относится к профессии.

Окончив консерваторию, уже после конкурса Чайковского (Владимир Мищук - лауреат Второй премии конкурса Чайковского 1990 года - М.А.) я попросился учеником к Д.А.Башкирову и учился у него несколько лет. У нас, до сих пор прекрасные, очень искренние отношения. Он человек взрывной, темпераментный. В то время я получил от него хорошую встряску. Ведь когда тебе немного за двадцать, ты невольно начинаешь подражать своему учителю. Сначала пытаешься копировать его в игре, а уж потом учишься. Я очень напитался от него артистизма. У него всегда было энергии в избытке, ее хватало на всех, и хватает до сих пор, хотя ему уже много лет. Невероятный человек, очень жалко, что он хочет оставить исполнительство, он так замечательно играет...

Затем я учился в Италии, в международном фортепианном фонде. Там была система мастер курсов. Нас всех поселили на озере Комо, на вилле с замечательными условиями. Каждый месяц приезжал новый профессор, и занятия с ним были посвящены определенному стилю. Там, я познакомился с Розалин Тюрек, замечательной бахисткой. Позже, я пригласил ее в Санкт-Петербург, где, в Большом зале, она дала один из своих последних концертов. Приезжал Карл Ульрих Шнабель, сын Артура Шнабеля, занимался с нами венской классикой. Преподавали Вайсенберг и Фу Цонг, знаменитый исполнитель Шопена и Дебюсси. Курс аккомпанемента вел Фишер-Дискау. Это происходило так: он приехал к нам со своим классом. Вечером нам давали программу, мы занимались, а утром был урок с Фишер-Дискау. Следующим вечером была уже новая программа. Это было очень интересно и поучительно! Нельзя не вспомнить и Леона Фляйшера… Обо всех так не расскажешь – это отдельная тема.

М.А. - Разрешите затронуть деликатную тему, которая часто поднимается в высказываниях наших слушателей на форуме. Московские пианисты и Санкт-Петербургские: видите ли Вы принципиальное отличие этих двух стилей?

В.М. - Я бы, честно говоря, не ставил так вопрос. Все очень перемешалось. У нас на фортепианной кафедре, например, много преподавателей с московской школой. Мой профессор Татьяна Петровна Кравченко была ученицей Оборина и Игумнова. Это с одной стороны. С другой, мы живем не в Москве, где всегда ощущалось бурление общественной жизни. В Санкт-Петербурге все более аскетично, и консерватория наша более закрытая. Когда я учился у Башкирова, меня в классе прозвали «петербуржцем». Думаю, что сам город накладывает определенный отпечаток на нас. Его архитектура, история, культура, воздух и свет… Невозможно вырасти в Петербурге и не впитать всего этого.

М.А. - Но у Вас нет ощущения, что в Петербурге под маской академизма талантов «сушат», не позволяют им раскрыться эмоционально? Москвичи играют смелее, более темпераментно, броско.

В.М. - Я думаю, это вопрос самой индивидуальности, проблема личного темперамента. У меня есть в Консерватории чудный ученик, мальчик из Армении. Так что с ним ни делай - он все сметет своим темпераментом. А академизм - это хорошо. Правила нужно соблюдать. Меня этому в Италии научили. Очень много и очень подробно мы занимались там венской классикой, к примеру. Кстати, на Западе очень скептически относятся к русским музыкантам, которые приезжают в Европу и «темпераментно» исполняют классику.

М.А. - Ваша карьера начинала складываться в девяностые годы. Многие из Ваших сверстников и друзей предпочли уехать из России. Вы остались. Как по прошествии двадцати лет Вы оцениваете, кто что приобрел и потерял?

В.М. - Не мне судить. Я никогда не хотел уезжать из России. Рано начал преподавать в консерватории, одновременно мотался в Италию учиться, занимался организацией фестиваля «Просто друзья». У меня было море энергии и энтузиазма, которые никуда не делись. Кто что выиграл - я не знаю. Вот в футболе, например, все уехали, а Аршавин долгое время оставался, пока именно здесь не сделал то, что стало его основным козырем сегодня. Бывает и так. Репин, Венгеров, Кисин - они оказались на Западе уже «готовыми», сложившимися музыкантами. Конечно, многие хотят повторить их карьеру, стать «гражданами мира». Но не у всех это получается.

М.А. - Вы согласны, что время наше - не творческое, как сказал Сергей Стадлер?

В.М. - У меня такое ощущение, что такие разговоры всегда были и всегда будут. Я вижу другое; есть очень много амбициозной молодежи, я много сейчас общаюсь с молодыми, помимо Консерватории веду класс в музыкальном училище им. Н.А.Римского-Корсакова. Мне нравятся эти ребята. Они другие, нежели были мы, но они очень хотят стать музыкантами, очень любят музыку, честолюбивы в хорошем смысле. Так что никакой катастрофы я не вижу. А проблема отцов и детей всегда была актуальна, да. Возьмите и наше поколение - зачем обобщать? Все мы были разные, кого ни возьми, у каждого были свои мечты, планы, задачи.

М.А. - Ваше новое начинание - Фестиваль русской музыки в Пушгорах должен скоро стартовать. Расскажите немного о нем, пожалуйста.

В.М. - Да, в этом году фестиваль должен пройти в первый раз. Вообще мы совместно с С.П.Ролдугиным и его Домом музыки планируем проводить фестиваль в Пушгорах каждый год в сентябре месяце. По моей идее там должен звучать срез русской музыки с самого начала, с первых не анонимных авторов, а затем иностранцев, таких как Клементи, Фильд, Чимароза и др., что служили при Дворе и воспитывали наших русских композиторов, весь доглинкинский период. Этот репертуар очень подходит к музицированию в усадьбах. Очень хотелось бы привлечь и молодых композиторов XXI века, посмотреть, что они могут предложить. Такого фестиваля русской музыки еще нигде не было.

М.А. - Денис Мацуев говорил, что состояние нашей культуры в провинциальных городах такое же, как и состояние людей, живущих там. Что, по-вашему, нужно предложить этой публике сегодня?

В.М. - Я считаю, что многие филармонии просто сонные. Хотя есть и Новосибирск, и Екатеринбург, и Ханты-Мансийск, где традиционно очень сильные филармонии. Но иногда, и в городах, в которых уже долгое время ничего не происходило в классической музыке, вдруг находятся люди, которые начинают что-то делать. Недавно я выступал в Калининграде. Там тоже долго ничего не происходило, а затем пришел инициативный человек, решил устроить фестиваль «Ученики Башкирова», отправил автобусы в пригороды, в соседние города, собралось много народу. Я сам очень люблю что-то организовывать.

М.А. - Зачем Вам, пианисту с прекрасной карьерой, это нужно?

В.М. - Не знаю, я просто скучаю, когда этого нет. Я с детства этим занимался. В школе создал школьную филармонию, мы ездили в ПТУ играли концерты. Мне нравится такая деятельность.

М. А. - Вам нравится преподавать?

В.М. – Да, педагогике я в последнее время стал уделять больше времени. Мне Башкиров как-то сказал: «У тебя получится быть и педагогом, и пианистом. Ты меня послушай: пройдет несколько лет и тебе это понравится». Я тогда не поверил, но сейчас вижу, что он оказался прав. Я радуюсь, когда у ученика что-то получается. Мне стало мало времени: за те 5 лет, что я учу ученика в консерватории, я не успеваю ему рассказать всего, что знаю, ведь я сам столько учился. Поэтому я стал брать учеников еще в училище, чтобы таким образом раздвинуть сроки работы с ними. Так сложилось, что моя первая выпускница в консерватории Оля Андреева стала заведовать фортепианным отделом в училище Римского-Корсакова. Там чудная атмосфера, и мне очень нравится там работать.

М.А.- Осталось задать Вам традиционный вопрос о программе предстоящего концерта.

В.М. - Программа неожиданная для меня. Последние годы на мне поставили клеймо «шопениста». Это было связано, прежде всего, с моими гастрольными турами в Японию. Там очень любят Шопена и часто просят играть именно его. А для этого концерта я еще год назад заявил три русские сюиты. «Маленькую сюиту» Бородина, кажется, кроме меня никто не играет. А это замечательная, очень свежая музыка. Я знаю, что есть студийная запись исполнения этой пьесы В.Софроницким. «Ромео у Джульетты перед разлукой», последнюю часть из Прокофьевской сюиты, я играл на конкурсе Чайковского во втором туре. Эта музыка мне очень близка. Ну, а «Картинки с выставки» - это бессмертный цикл Мусоргского, который я тоже давно хотел показать петербургской публике.

М.А. – Что ж, успеха Вам на концерте и большое спасибо за интервью!

© При копировании текста интервью ссылка на сайт филармонии обязательна ®


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru