Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу

 

Интервью с Денисом Мацуевым
19 февраля 2009 года
Беседовала Марина Аршинова

М.А. - Денис, в этом сезоне многие ключевые события в БЗФ проходят с Вашим участием, в начале сезона был замечательный концерт с Ю.Х.Темиркановым, затем Вы играли на Гала — концерте, посвященном юбилею Маэстро...

Д.М. - Юрий Хатуевич — мой ангел-хранитель. Встреча с ним стала для меня судьбоносной. Недавно, в азиатском туре, посвященном юбилею Темирканова, на пресс-конференции в Шанхае, которую мы давали совместно с Маэстро, меня спросили, сколько лет мы знакомы. Я сам поразился — всего четыре года назад мы сыграли вместе впервые, когда мой американский импресарио сделал нам турне по Англии. С тех пор я не перестаю за это благодарить судьбу, это такая удача! Юрий Хатуевич для меня — учитель, с ним гениально не только на сцене, но и за сценой. Он как-то сказал, что боится людей без чувства юмора. Я их тоже боюсь. Встреча наша обычно начинается с нового анекдота, а заканчивается Омаром Хайамом. Как он читает Пушкина — это Юрский может позавидовать! Он рассказывал мне, как ставил «Пиковую даму». Это феноменально, ах, если бы он мог что-то еще в театре поставить!

М.А. – Вы любите театр?

Д.М. – Конечно, я вырос в иркутском драматическом театре имени Охлопкова. Мой папа работал там музыкальным руководителем. Для меня запах закулисья театрального – это запах моего детства. Я вообще очень падок на запахи. Запах улиц, запах родной квартиры в Иркутске, которую я запрещаю продавать и даже не даю делать там ремонт. Я захожу туда на полтора дня, когда бываю в Иркутске, и меня охватывают воспоминания детства.

М.А. – «Запах улицы»… Так, кажется, говорил один из героев фильма «Однажды в Америке». Денис, Ваш облик и Ваша карьера опровергают расхожий тезис о том, что классическая музыка умирает. Сегодня у Вас, у молодого музыканта, пожалуй, самый большой кредит доверия как у широкой нашей публики, так и во властных структурах. Как Вам хотелось бы распорядиться этим доверием?

Д.М. – Сразу хочу сказать: моя судьба и судьба классической музыки – разные вещи. Поверьте, я не привлекаю специально внимания к себе. Да, у меня есть офис, помощники, это необходимость. Но у меня нет своих пиарщиков, стилистов. То, что происходит в музыкальной жизни России, меня очень волнует. Какова наша публика – таково и состояние классической музыки. Мы на распутье. Старая публика уходит, молодежь зомбирована СМИ. Нужно внедрять, внушать представление о том, что необходимо ходить на концерты. Кто-то из исполнителей сказал: если я во время выступления слышу звонок мобильного телефона – значит, в зале новый слушатель. Неприятно, конечно, слышать телефонные звонки, когда играешь, но я всегда думаю: значит, в первый раз человек пришел, в следующий раз он уже выключит телефон заранее. Я держу свой абонемент в Большом зале Консерватории в Москве для того, чтобы сохранить свою аудиторию. Но я также вижу, что на моих концертах много новых людей, которые видели меня в тех местах, где музыканты обычно не бывают. Таким образом я привлекаю новую аудиторию в концертные залы.

М.А. – Вы видите это как свою миссию?

Д.М. – Отчасти так. Мне хотелось бы, чтобы каждая российская семья взяла в привычку ходить в филармонию. Только что прошел мой российский тур. Когда я выступаю в российских городах, и после концерта за кулисы ко мне приходят люди, и я вижу их глаза, я понимаю, что приехал не зря. Там холодно, там не очень хорошая гостиница – мне на это наплевать. Тот заряд, который я получаю от нашей публики, и та энергия, которую я ей отдаю, с лихвой восполняют все неудобства. Меня очень волнует мысль, что учителя музыки зарабатывают сегодня копейки, живут в нищете, уезжают работать в Китай. Вот о чем нужно думать, и о чем я готов трубить везде. До недавних пор педагоги ЦМШ получали три тысячи рублей в месяц. Это убийственно. Я говорил об этом на президентском совете по культуре, членом которого являюсь.

М.А. - Есть какое-то движение в этом направлении?

Д.М. – В ЦМШ ввели надбавки к зарплате педагогов. Кстати, тогда, на том заседании, В.В.Путин во всеуслышание сказал, что решение дать грант лучшим российским оркестрам было принято благодаря Ю.Х.Темирканову, который сумел объяснить, что будет, если оставить все как есть. Сейчас, я считаю, главное – поправить ситуацию с лучшими музыкальными школами страны. Кстати, а профессура консерваторская у вас ходит на концерты?

М.А. - Если честно, то, в основном, на Соколова.

Д.М. – В Москве профессура вообще на концерты не ходит. Может, если бы играл Соколов, они бы пришли? Вообще, если говорить о живущих ныне пианистах – это, конечно, Соколов и Плетнев, когда он еще играл. Я огромный поклонник Соколова.

М.А. – Давайте поговорим о Вас.

Д.М. – А я еще не Соколов. Я нахожусь только в начале пути. Да, у меня есть имя, но после каждого концерта я страшно себя корю. Мне часто все очень не нравится, я думаю, что должен был сделать по-другому. Пианист, который выходит на сцену – лишь проводник музыки, и он должен отразить то, что хотел сказать автор. Вот Соколов как никто другой об этом думает. У него особый звук, но, когда он играет, он не думает ни о своем звуке, ни о своей интерпретации, а только об исполняемой музыке. Кстати, в БЗФ осталась уникальная атмосфера концерта, жаль только, рояль не очень хороший. Я очень рад, что мне удалось помочь найти спонсора на новый рояль в БЗФ, и вскоре, я надеюсь, здесь будет лучший инструмент. Если нужно – я с радостью помогу его выбрать, на мой взгляд, покупать Стейнвей сегодня нужно не в Гамбурге, а в Нью-Йорке.

М.А. – Спасибо. Думая о Вашей карьере, вспоминается фильм «Светлый путь». Мальчик из глубокой провинции приезжает в Москву и побеждает всех.

Д.М. – В чем победа? Почитаешь ваших питерских критиков… После одного моего концерта вышла статья под названием «Молотобоец». Там говорилось, что я разломал все рояли, что я ужасное быдло и на концерт ко мне ходит такое же быдло. По поводу себя я так переживать бы не стал, пошел бы драться, мне не впервой, но когда оскорбляют моих слушателей… Я обожаю Малый зал филармонии, зал Энгельгардта. Там работают чудесные сотрудницы – истинно петербургские дамы. Здесь я играю концерты перед моей любимой публикой. И оскорблять ее несостоявшимся музыкантам, выливающим свою желчь, я не позволю. Напишите, пожалуйста, об этом.

М.А. – Обязательно. Забудем о критиках, поговорим о природе Вашего успеха у российской публики. Вы анализировали, почему Вас так любят в России?

Д.М. – Я положил на это 15 лет своей жизни. Первые мои гастроли по стране включали 60-70 населенных пунктов, о которых вы никогда и не слыхали: Казаченск, Магистральный, Новокуйбышевск и так далее. Я ездил в плацкартном вагоне, играл концерты практически бесплатно. В России мало один раз сыграть хорошо. Нужно повторить свой успех дважды, трижды, четырежды. Каждый раз, когда я бываю в разных российских городах – для меня это страшное испытание. Нужно еще раз доказать, чем-то удивить публику, которая слышала меня уже много раз. И я предельно честно отношусь к каждому слушателю, что пришел на мой концерт. Может, поэтому и есть успех, о котором Вы говорите. В основе его – адский труд. И я не позволю критикам-подонкам перечеркивать мой труд и мою публику.

М.А. – Несколько слов о предстоящем концерте…

Д.М. – Это джазовая история. Только не спрашивайте у Голощекина, что он думает по поводу джазмена Мацуева. Голощекин ответит, что Мацуев не имеет к джазу никакого отношения, и будет прав. Все это не более чем мои фантазии на темы Питерсона, Тейтума, Гарнера. Лариса Долина сегодня – единственная певица, которая поет джаз. На таком концерте очень трудно удержать внимание своими импровизациями. Это будет мини-сейшн, и чем он закончится – никто не знает. Самое интересное, что в нем будет принимать участие ЗКР. Мы делали концерт такого рода в Москве – он имел большой успех.

М.А. – Вы рассказывали, что рано поняли: хорошо играть на рояле – это легкий способ добиться успеха у девушек.

Д.М. – Хотите, чтоб я рассказал об этом поподробнее?

М.А. – Конечно!

Д.М. – Действительно, в общеобразовательной школе на переменах я играл «с телевизора» песни «Модерн Токинг», «Европы», Аллы Пугачевой, то, что было популярно тогда. Вокруг меня собирались одноклассницы – для них это было недосягаемо. Я пользовался этим успехом и в среде учительниц, не подумайте только ничего плохого. Меня отпускали с химии, когда в День победы для ветеранов нужно было играть попурри на темы военных песен.

М.А. – Вы планируете иметь семью, детей?

Д.М. – Конечно, если это возможно планировать. Хотя профессия приучает к планированию. Мой график расписан на многие годы вперед. Женюсь, наверное, когда приспичит. В этом тоже нужен элемент удачи.

М.А. – Обратите внимание на наших питерских девушек.

Д.М. – Да, мне все говорят…. В Иркутске тоже девушки красивые.

© При копировании текста интервью ссылка на сайт филармонии обязательна ®


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru