Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу


Интервью с Наталией Гутман
К концерту 12 января 2010 года

М.А. – Предстоящий концерт станет частью серии концертов, посвященных А.С.Дмитриеву, отмечающему в этом году 75-летний юбилей, и его оркестру.

Н.Г. – Мы очень много ездили вместе с А.С.Дмитриевым на гастролях, выступали и здесь, в Санкт-Петербурге, и в Европе. Мы еще с Олегом ездили (Олег Каган, заслуженный артист РСФСР, выдающийся скрипач, супруг Н.Г.Гутман. Ушел из жизни в 1990 году - прим. ред.) на гастроли с Дмитриевым и именно с этим оркестром. Всегда было безумно приятно вместе с А.С.Дмитриевым играть и общаться.

М.А. – Осмелюсь задать «глупый» вопрос. Трудно ли Вам как женщине существовать в этой профессии?

Н.Г. – Я как-то этого никогда не ощущала. Не чувствовала, что чем-то ущемлена. Не было таких сложностей.

М.А. – Считается, что профессия исполнителя означает самоотречение. Приходилось ли Вам в чем-то себе отказывать?

Н.Г. – Я не представляю себе другого образа жизни, другого своего поведения. Правда, у меня всю жизнь были какие-то надежды на то, что я больше успею, но это оказалось нереально. Это не касается профессии, это связано скорее с самообразованием. Мне казалось, что мои знания недостаточно систематичны. Я всегда много читала, и мечтала как-то все разложить по полочкам: вот восемнадцатый век, вот девятнадцатый.

М.А. – Что Вы читаете сегодня?

Н.Г. – «Подстрочник», книгу Лилианы Лунгиной. Я ее саму очень хорошо знала.

М.А. – Ваша артистическая судьба связывает легендарное поколение великих музыкантов прошлого, таких как Рихтер, Ростропович, Светланов, с нынешним поколением исполнителей...

Н.Г. – Да, всё мельчает. Жизнь ставит людей в определенные условия, и я не могу их осуждать. Сегодня многие пытаются ухватить столько, сколько позволяет натура.

М.А. – А есть ли сегодня такие музыканты, чтоб, как раньше, 100 репетиций перед концертом провести, или с энтузиазмом репетировать допоздна в заброшенной квартире дома, ждущего капремонта?

Н.Г. – К счастью, я и сегодня нахожу таких людей. Недавно была у нас забавная программа на «Декабрьских вечерах». Задействовано в ней было 11 человек. Все приходили ко мне репетировать в разных ансамблях по два раза в день. Приходили с утра, затем шли на работу и вечером после десяти мы начинали снова репетировать. Это продолжалось неделю. Сейчас я звоню кому-нибудь из них — и слышу: «А нам скучно без репетиций». И никто, заметьте, не поставил вопрос о гонораре. Когда заплатили, все были приятно удивлены.

М.А. – Наверное, сегодня это только у Вас получается.

Н.Г. – Нет, ну что Вы, а Алеша Любимов? У него без конца проекты с молодежью. Мы недавно играли с его классом Уствольскую. Я пытаюсь ребят как-то захватывать. У меня еще меньше получается, а Алеша – он очень деятельный. Фонтанирует идеями, и почти все его идеи реализуются! Есть еще люди, которые работают от интереса. Барочный оркестр Павла Сербина, например, Петя Айду. И все там абсолютно без материальной стороны. Появляются театры-студии. В этом году я познакомилась с режиссером Димой Крымовым, сыном Анатолия Эфроса. Дима стал ставить спектакли безумно интересные в Театре Васильева. Тоже все это делается за копейки. Появился выставочный центр «Винзавод», там современное искусство. Вообще, я считаю, что в этом отношении сейчас есть определенный подъем, много разных фестивалей, очень оживленная культурная жизнь, несмотря на все трудности.

М.А. – Среди множества Ваших фестивалей и концертов меня особенно поразил «дачный» фестиваль в Звенигороде, со спектаклями и концертами, который Вы с О.М.Каганом делали для своих детей, когда они росли, в котором участвовали Ваши друзья и их дети. Однажды, пешком с Николиной Горы, к вам на концерт пришел С.Т. Рихтер. А чем сегодня живут музыканты?

Н.Г. – Сегодня есть «Барвиха Village» с бешеными ценами на билеты, начиная, кажется, от тысячи долларов, там своя публика. А в Москве, кстати, нет нормального зала. Сейчас закроют на реконструкцию Большой Зал Консерватории, и останется только Зал Чайковского, который никогда не был особенно привлекательным с точки зрения акустики. Нет хорошего зала в центре города, а не за Павелецким вокзалом, в ужасно неудобном районе, где стоит Дом музыки. Там хоть дворец построй, все равно это не будет настоящим залом – так, по необходимости... А в Барвихе концертный зал построили, чтоб не нужно было никуда выезжать. Да пускай они строят, но кто посмотрит в сторону безденежных оркестров, на отсутствие залов? Не будем брать Москву и Ленинград. Я же езжу по стране, и знаю, какое положение везде.

М.А. – Вы проводите два фестиваля памяти Олега Моисеевича Кагана – в Москве и в Кройте, существует прекрасный фильм о нем, который снял Андрей Хржановский «Олег Каган. Жизнь после жизни». Переиздаются ли сейчас записи Олега Кагана?

Н.Г. – Да, его записи переиздаются в одной фирме, которую организовала в Германии моя хорошая приятельница, физик, большой ученый. Она услыхала Олега впервые, когда он был уже болен, и у нее сразу возникла идея-фикс записать его последние в жизни концерты. Потом возникла звукозаписывающая фирма Liveclassics, где были выпущены архивные записи Олега, записи теле- и радиоэфиров, она выкупала авторские права. За эти годы издано уже 35 дисков. Там есть очень хороший звукорежиссер, который чистит эти старые записи, они выходят в прекрасном качестве. У нас, кстати, тоже стали издавать вдруг те же записи, трансляционные, не спросив меня, только их не чистят. Мы не можем брать записи, сделанные на «Мелодии», а там есть концерты Моцарта, которые Олег записал с Ойстрахом-дирижером. Проблема с авторскими правами. Где сейчас та «Мелодия»? Существует какая-то «Олимпия», но это вопрос уже скорее для юристов. Так что эти 35 дисков, к сожалению, уже почти все, что можно было издать.

М.А. – Это правда, что, как пишут, Святослав Рихтер назвал Вас «цветком с корнями дуба»?

Н.Г. – Никогда в жизни он такого не говорил. Это Гаспар Кассадо сказал обо мне во время конкурса. Меня эта метафора преследовала всю жизнь. Я ее переиначила в «дуб с корнями подснежника».

М.А. – Андрей Гаврилов «развенчивает» образ Рихтера, говоря о том, что Рихтер был вовсе не таким, каким его воспринимали.

Н.Г. – Я считаю унизительным для себя защищать светлое имя Рихтера от нападок какого-то неадекватного субъекта.

М.А. – Вы всегда называете Рихтера своим учителем.

Н.Г. – Я с 14-ти лет слушала каждый концерт Рихтера в Москве и училась на этих концертах. После концертов Рихтера я пропевала музыку про себя, смотрела в ноты и видела эту зашифрованную стихию, которую он открывал. Но не только Рихтер меня сформировал. С 14-ти лет со мной начал заниматься мой дедушка Анисим Берлин, скрипач, ученик Ауэра. С 14 до 18 лет – это были мои университеты. По школе я ближе даже к скрипичной технике, хоть и никогда не играла чисто виртуозные вещи. И дедушка, и все педагоги, что у меня были, дали мне очень много, Г.С.Козолупова, М.Л.Ростропович…Четыре года я у него числилась в заочной аспирантуре Ленинградской Консерватории, хотя, в основном, мы виделись в Москве. Было и несколько уроков здесь, в Санкт-Петербурге. У Ростроповича был, конечно, открытый класс, но отношения между профессорами всегда были сложные, и невозможно было часто бывать у него, пока я не стала его официальной ученицей. Я, конечно, мечтала об этом. Все уроки с ним были такие яркие, просто гениальные. До сих пор я хорошо помню его высказывания.

М.А. – А с Вашими детьми Вы сами занимались?

Н.Г. – Ну, Боже упаси, если и так, то это были довольно печальные моменты в жизни.

М.А. –???

Н.Г. – Я очень критична. Я детскую психологию не понимала, я говорила с ними так, как когда-то моя мама говорила со мной. Моя мама была замечательной пианисткой, и последнее слово для меня было ее. Она меня могла уничтожить за какой-то концерт, а если когда-то она говорила «неплохо», то для меня это было за счастье, которое запоминалось. И все замечания ее тоже запоминались. Она потрясающе чувствовала музыку…

 


© При копировании текста интервью ссылка на сайт филармонии обязательна ®


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru