Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу


Встреча с Юозасом Домаркасом 24.05.2010 

Когда я приезжаю в Петербург, я чувствую ностальгию, ведь здесь моя альма-матер, Санкт-Петербургская консерватория, и мне очень приятно не только познакомиться с новым поколением, но и увидеть своих старых друзей, однокурсников, коллег. С пятого курса Консерватории меня призвали руководить симфоническим оркестром Литвы, и вот я 46 лет уже руковожу, никуда не уходил, не бежал, был искренен, всегда честно работал.

Молодежный оркестр Балтийской академии (1988 - 1995)

Сегодня маловероятно, что можно повторить этот проект, а тогда у нас очень чесались руки попробовать что-то новое. И тут вдруг появилась возможность сделать оркестр из лучших студентов четырех консерваторий - Ленинградской, Таллинской, Рижской и Вильнюсской. Это оркестр был создан, и мы работали во всех этих четырех городах. Выступали в Москве. Это был интересный эксперимент, все получалось весьма неплохо. Мы доехали до Парижа, в 1989 году и дали там концерт ни где попало, а в Опера Бастий, только что построенной на том самом месте, где была знаменитая тюрьма. Новый свеженький зал с прекрасной акустикой. Очень большой вклад в существование этого оркестра внес господин Чернушенко, тогдашний ректор Ленинградской Консерватории. А я «подпирал» этот проект с другого края, из Литвы.

Музыкальная жизнь Литвы

Вильнюс — небольшой город, но невероятно старый, он входит в список городов-памятников ЮНЕСКО. В Вильнюсе два симфонических оркестра: одним руковожу я, другим — Гинтарас Ринкявичус, тоже воспитанник Ленинградской Консерватории. Кстати, почти все прибалтийские дирижеры учились в Ленинграде, кроме Альгиса Жюрайтиса, он учился в Москве, и там же остался. В Вильнюсе есть камерный оркестр, созданный Саулюсом Сондецкисом, им сейчас руководит скрипач Сергей Крылов. Музыкальная жизнь у нас очень интенсивная, мы играем все, что положено играть в филармонии. Некоторые коллективы и исполнители, конечно, увлекаются смесью поп-музыки и классики, приглашают популярных певцов, делают концерты с программами типа «из репертуара Фредди Меркьюри». Каждый ищет свое окошко. Каждый день у нас концерты, несмотря на кризис, который Литву задел очень сильно, но концертные залы и театры переполнены - откуда только у людей столько энтузиазма и денег! Я не замечал ни разу, чтобы упал интерес к русской музыке, несмотря на все политические обиды и недовольства, так что этот вопрос должен быть исключен. А что касается других репертуарных дел — все зависит от сил, какой оркестр есть, какой хор. А публика никогда не хочет нового. Ну мы стараемся комбинировать, чтобы, скажем, в программе стоял Концерт Сибелиуса и Концерт для оркестра Лютославского, может, кого-то и зацепит? Говоря о Чюрлёнисе: во-первых, Чюрлёнис - это классик, основоположник нашей национальной музыки. Во-вторых, он - художник, и там он первый в своей биографии. В-третьих, у него есть только два симфонических произведения: поэмы «В лесу» и «Море»; он мало музыки написал. Дальше: он умер в 36 лет, прожил немного, и не называл сам себя профессиональным музыкантом, он называл себя художником. В феврале в Брукнер-Холле в Линце я дирижировал «Картинки с выставки» Мусоргского и сразу две поэмы Чюрлёниса. Я нигде никогда не играл эти две поэмы подряд. Успех был ошеломляющий, я по сей день не могу в это поверить.

«Долой рутину с оперных подмостков»

Я ставил в Вильнюсском оперном театре «Кармен», и три года дирижировал этим спектаклем. Поскольку спектакль репертуарный, он должен время от времени возобновляться. И вот пришел один польский режиссер, который поставил свою «Кармен». Там ходил по сцене мужичок с крыльями ангела в кирзовых сапогах, что-то тем самым символизируя. И в самом драматичном, «кинжальном» месте, когда все ждут — заколет Хосе Кармен или нет, так вот, в этот момент две настоящие лошади вытаскивали чучело быка, время от времени прямо на сцене делая свое нечистое дело, и все уже забыли о Кармен и только наблюдали за лошадьми. Или «Борис Годунов». Они все там в пиджаках и в галстуках. Сам Годунов ходит в белом костюме, кто-то в джинсах. Я говорю, и не могу сам понять, что это такое. В общем, безобразие в опере наблюдается, и мне очень печально говорить об этом. Нас, музыкантов, видимо, стало так много, что нормально мы уже не можем пробиться, нужно что-то придумывать. «Буду шокировать, и всё тут». И люди идут на это посмотреть. Потом подшучивают, обсуждают несуразности постановки, но ходят. Странно это. Есть книга Нормана Лебрехта «Кто убил классическую музыку». Там говорится о причинах таких явлений. Режиссер же не виноват, что он не талантливый. А почему его приглашают? Вот вопрос. Потому что генеральный директор где-то слышал, пиар отдел ему советует, мол, зачем опять нафталин, «Травиата» в кринолинах, давай сделаем что-то новенькое. Если бы директора хотели, чтобы были достойные постановки, они бы не приглашали таких режиссеров, а так — они просто провоцируют всех на полное свинство.

Дирижирование: педагогика и будни профессии

У нас страна маленькая, и мы не можем продуцировать много дирижёров — какой смысл выпускать дирижёров, а они будут обивать пороги учреждений — «давай работу!». Мы выбираем студентов очень штучно, присматриваемся кто поталантливее, и обязательно, чтоб одно образование уже было: дирижер-хоровик, пианист, скрипач, не важно. В одном из последних интервью меня спрашивали о моем отношении к дирижерам-женщинам. Я ответил, что знал талантливых женщин-дирижеров, сам учил нескольких таких. Но это не женская профессия, чисто психологически. Много есть женщин-шахтеров? Это - мужское дело. Мне пригрозили, что попаду под Страссбургский суд за свой мужской шовинизм. А что касается инструменталистов-дирижеров, так тут сложная вещь. Меня Ленинградская Консерватория, когда я там учился, послала в Москву к Игорю Маркевичу, который в 1963 году провел колоссальный четырёхмесячный студию-курс. Занятия проходили два раза в день по три часа. Если сложить эти часы, получится программа Консерватории . Я наблюдал тогда несколько репетиций и концертов с Давидом Ойстрахом - дирижером. Приходит Ойстрах, дирижирует, страшно симпатичный человек, все на него просто молятся. Он репетировал Увертюру к «Летучему Голландцу». Ну, профессиональный дирижер делал бы это половчее. А оркестр играет наизусть, мол, ну давай, дирижируй, мы тебе поиграем. Есть такой виолончелист Давид Герингас. Он мой ученик в части дирижирования. Живет в Берлине. Когда ему нужно что-то сложное продирижировать, он садится в самолет и летит ко мне в Вильнюс, и мы уже с ним под рояль репетируем, учим это произведение. Если быть честным до конца, нужно рассудить: музыкант сделал свое имя не как дирижер, а как инструменталист - например, Ростропович, Ашкенази и многие другие. Я считаю так: если человек работает хорошо — это одно, но если у него есть пробелы в профессии и настоящий дирижер сделал бы это грамотнее — тогда извините. Ты как дирижер заработай свое имя, а не выходи авторитетом к оркестру.

Кредо

Дирижер - это прежде всего разум. У дирижера должен быть аналитический ум. Кроме музыкального таланта, нужен физический талант. Корявый музыкант, корявый дирижер, это, конечно, бывает, но они очень много теряют, сами того порой не замечая. Дирижер должен быть всесторонне развитым человеком, он должен хорошо знать искусство, разбираться в политике и экономике, когда-то с этим ему придется столкнуться. Он должен быть психологически подкован. Он не может позволить себе быть придурком: «ты не так на меня посмотрел, а я воспользуюсь тем, что я начальник и отомщу». Вот здесь уже пропасть. Конечно, нельзя позволить себе сесть на голову, но на это есть свои методики. Евгений Мравинский 50 лет проработал с оркестром. Мне осталось 4 года до этой цифры. Каждый дирижер имеет свой подход к работе с оркестром. Мое кредо - никогда не мстить, не держать зла в кармане, потому что если оно есть — обязательно проявится, и тебе этого не простят. Не нужно придираться к мелочам, не нужно перетягивать репетиционный накал, когда без этого можно обойтись. Надо почувствовать момент, когда лучше остановить репетицию, отпустить людей на обед и самому идти отдыхать.

Запись и обработка текста - Марина АРШИНОВА
© При копировании текста ссылка на сайт филармонии обязательна ®

 

 


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru