Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу

Минимализм и другое

А.Айги

 Сегодня нет в музыке четкого стилистического единства, играют что угодно, как и где угодно. Вы не против, если на Ваши вопросы я буду отвечать коротко как истинный минималист?

А.Самсонов

 Минимализм это устоявшееся направление, которому не надо доказывать свое право на существование.

Кейдж считал Сати одним из главных своих учителей, а Сати был родоначальником минимализма как такового. Сати был человеком XIX века, он был современником Дебюсси, и только лишь много позже он приблизился к минимализму. Он всю жизнь проработал в разных заведениях, где играл фоном и разработал для себя систему, при которой он кольцевал свои композиции, и они могли звучать часами. Это был принципиально новый подход к музыке.

А.Айги

 Название «минимализм» - очень условное, стилистически все гораздо шире. Музыку Сати называют «музыкальными обоями», «фоновой музыкой». Но фоном, вообще, можно слушать что угодно - Брамса или Шопена. Я не считаю, что музыка Сати обойная, мебелировочная, в ней есть и мелодия, и гармония. Если слушать Стива Райха, то кажется, что музыка идет длинными пластами, ничего в ней не меняется... Но это - одна из самых сложно написанных и сложно оркестрованных музык XX века.

У нас в музыке много экспрессии и импровизации. Самая большая проблема в связи этим - обозначить мой стиль. Найти полку, на которую можно положить CD. Электронная музыка, джаз.... Нет, мое направление, это что-то ДРУГОЕ, какая-то неклассифицированная музыка.

Свобода самовыражения 

А.Самсонов

 Мне близка музыка ХХ века. Когда я уезжал из Москвы учиться в Лондон, я ехал именно за музыкой ХХ века, так как у нас эта музыка преподавалась очень поверхностно. Кейдж, Штокхаузен - мне все это было очень интересно. Сейчас ситуация изменилась. Примерно год назад в Москве замечательные пианисты Гиндин и Березовский в Доме музыки дали концерт с американской музыкой XX века. Я делал звуковое оформление этого концерта. Они играли Гершвина, Кейджа, Крамба, Адамса, был полный зал и большой успех. Я считаю это событием.

Программа, которую исполнит на концерте Алексей Айги и его ансамбль, мне близка, так как она дает возможность импровизации, свободы самовыражения для музыкантов. Алексей Айги - исполнитель и композитор, и во всем, что он делает, есть эта возможность для самовыражения.

Я бы определил идею концерта как «путь от хаоса к гармонии». Алексей Айги аккумулировал в своем творчестве все композиторские тенденции музыки первого отделения — от Кейджа и Сати к мюзиклу Курта Вайля, вплоть до экспрессионизма, импровизации и самовыражения Заппы и Хендрикса.  

А.Айги

Естественно, что играть как Заппа и Хендрикс невозможно, они сами были выдающимися исполнителями со своими прекрасными группами. Если пытаться им подражать, это будет выглядеть комично. Есть десять или даже пятнадцать альбомов Фрэнка Заппы под названием «Вы никогда не сможете повторить это на сцене». Мое отношение к этой музыке - как к выдающейся, Заппу очень любил Шнитке, Пьер Булез записал с ним диск. В музыке Заппы и Джимми Хендрикса есть неожиданные гармонии, непредсказуемые шаги, иногда она абсолютно ни на что не похожа, местами звучит как старинная, музыка XIV века. Музыка Курта Вайля тоже очень хорошая и мало известная, все знают его «Трехгрошовую оперу», а есть у него еще много инструментальной музыки. Что касается Сати, то это эксцентричная музыка эксцентричного человека, тоже очень интересная. Сати с Кейджем как-то пересекаются в пространстве. Я бывал в музее Эрика Сати в Анфлере, там внутри дома стоит детская карусель. Это странный музей, посвященный странному человеку, который нужно посетить, если вы побываете в Анфлере.

Смерть музыки 

А.Айги

Есть тупиковые пути в музыке, и каждый может их определять как хочет. Кто-то может назвать таким тупиком додекафонную систему, и мне близко такое понимание. Тогда Кейдж стал тем, кто остановил этот процесс и сказал: «Давайте послушаем, что происходит». Это не тупик, это открытие нового дыхания в музыке.

Про «4"33» очень много разных людей пытались объяснить, что это такое. Название нашего ансамбля повторяет название пьесы Джона Кейджа, в которой на протяжении четырех минут тридцати трех секунд длится молчание, которое и составляет основное содержание этой музыки. Кстати, это произведение еще разделено на части.

Одна из версий происхождения этого названия — именно столько времени, четыре минуты и тридцать три секунды, звучали песни в американских пригородных автоматах. «4'33”» Кейджа сравнивают с Черным квадратом Малевича, но это совсем не то. Тишина это и есть произведение, а 4”33 - обрамление этой тишины.

А.Самсонов

Это манифест минимализма, то есть здесь убрано в принципе все, кроме самого произведения.

Кейдж здесь не навязывал какую-то тему.


 Навязывание образа комкаемой бумаги

А.Айги

Это произведение Кейджа озаглавлено «Как насчет звуков комкаемой бумаги?» Идея Кейджа состоит в том, что каждый звук может звучать как музыка. Сколько новаторских находок в этом смысле есть в симфониях Берлиоза, к примеру, или Малера. Это нормальный процесс - использовать звуки как угодно. Например, в киномузыке используются самые разные звуки. Я не выступаю сейчас радикально: давайте будем только стучать и свистеть. Многие композиторы работают так, что у них инструменты используются не по назначению. Это все идет от серийной музыки, и прекрасные натуральные звуки не заменят никакие синтезаторы, но они могут сосуществовать друг с другом. Шумы, звонки, хлопанье дверей.

Конечно, чувство юмора при всем при этом, у кого оно есть, приветствуется. Заппа разрабатывал идею юмора в музыке, ему было это интересно. Он сталкивал разные жанры, работал в жанре абсурда. В самом его образе, в концертных выступлениях было много юмора. А Кейдж на полном серьезе играл на стадионах свою сложную музыку, и никогда ни перед кем не пасовал.

А.Самсонов

В тот период 50-х, когда творил Кейдж, устраивали, ужасавшие профессионалов, хэппенинги, жгли костры на сцене, это было приметой времени. После Второй мировой войны композиторы стали уходить от натуральных средств в препарированное фортепиано, в изменение привычных звуков и инструментов, превращение их в другие, в синтезирование звуков, в электронные звуки, в записи. Авторы использовали техники написания композиций, идущие вразрез с канонами предыдущих поколений, и создали техники своего письма. И это тоже был переломный момент в классической музыке. Наряду с классиками - Прокофьевым, Шостаковичем - творили люди, которые импровизировали на ходу. Я не считаю, что эти явления одного порядка, но уверен, что все это сыграло свою роль в становлении музыки XX века. И сочинения, к примеру, Стравинского, так же важны для XX века, как минималистические вещи Джона Кейджа или Филиппа Гласса, это целый пласт замечательной музыки.
 


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru