Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу

 

"Они о нас" >>
__________________________________


Триумфальное шествие петербургских музыкантов по Англии

29.10.2012 г.

Этот заголовок можно было увидеть в одном из английских изданий в октябре этого года. Так оценили музыкальные критики выступления Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии, который возглавляет уже 35 лет Александр Дмитриев. Гастрольное турне по Великобритании было посвящено двум юбилейным датам: 80-летию оркестра и 70-й годовщине со дня первого исполнения этим коллективом знаменитой Ленинградской симфонии Шостаковича.

За 20 дней музыканты успели дать 17 концертов в 17 городах Англии. Судя по откликам в прессе, напряженный график никаким образом не сказался на настрой артистов, «чье выступление отвечало самым высоким требованиям, предъявляемым к исполнению русской музыки русскими оркестрами».

«Такой ясности фигураций я еще ни разу не слышал. Они играют более законченно и изысканно… Важнейший элемент звучания - это знаменитое богатство струнных, особенно в медленных частях, поражающее теплотой и негой. Это свойство особенно впечатлило в исполнении полного глубокой выразительности Адажио в симфонии Шостаковича…», - так выразил свои чувства Саймон Томпсон (Seen and Heard International). «Исполнение Ленинградской симфонии Шостаковича Санкт-Петербургским симфоническим оркестром в этот воскресный вечер стало захватывающим. Начало симфонии было представлено маэстро Дмитриевым широко, раздольно, с длинным дыханием, с энергией и перспективой», - отмечает обозреватель газеты «The Herald». «Дирижер Александр Дмитриев поддерживал в оркестре высокий уровень концентрации, проходящий насквозь через все исполнение, вплоть до экстатических завершающих мажорных аккордов», - вторит ему коллега из другого издания «The Scotsman». «Я никогда не слышал Рахманиновскую Вторую симфонию в исполнении российского оркестра. Это гипнотизирующее исполнение, с приливами и отливами музыки в крови... Дмитриев, человек чрезвычайно привязанный, преданный своему родному городу и своему оркестру, дирижировал безукоризненным, абсолютно естественным, собранным и несуетным исполнением величайшего произведения Рахманинова. Этот концерт – настоящее сокровище.»  «Удивительная "Tallis Fantasia" Воана Уильямса в концепции Александра Дмитриева прозвучала широко, воздушно и чрезвычайно красиво». «На протяжении всего исполнения я находился под впечатлением от техники дирижирования Александра Дмитриева… Это было триумфальное выступление, и публика снова весьма шумно выражала свои чувства», - пишет журналист Алан Коуди.

По словам Александра Дмитриева, в Англии Академический симфонический оркестр гастролирует не впервые. Но в этот раз публика была особенно эмоциональной. И тот факт, что все билеты на концерты были проданы, говорит сам за себя.

 

Дайджест рецензий на выступления
Академического симфонического оркестра 
Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича
во время гастрольного турне по Великобритании
02.10.2012 - 20.10.2012

Санкт-Петербургский Симфонический оркестр
Александр Дмитриев в Кадоган Холл
Воган Уильямс & Рахманинов
Фредди Кемпф исполняет Рапсодию на тему Паганини

При посещении концерта, который дали Санкт-Петербургский Симфонический оркестр и Александр Дмитриев, было ощущение возвращения назад в прошлое. Дмитриев возглавлял этот оркестр на протяжении тридцати пяти лет. Близость отношений чувствуется в совершенном построении музыкальных фраз, абсолютно естественном рубато и в чистоте звучания.

Концерт открылся жемчужиной английского репертуара. Удивительная "Tallis Fantasia" Воана Уильямса в концепции Александра Дмитриева прозвучала широко, воздушно и чрезвычайно красиво.

Остальная часть программы была посвящена Рахманинову. Перед Второй симфонией было сверкающее и захватывающее исполнение Рапсодии на тему Паганини. Фредди Кемпф, совсем молодой музыкант, справляясь с многочисленными трудными местами, легко и победно, под развивающимися знаменами был поддержан аккомпанементом опытных музыкантов оркестра. То живая как ртуть, то просторная и созерцательная проникает к нам в сознание прославленная Вариация № 18, чтобы уже никогда его не покинуть.

Я никогда не слышал Рахманиновскую Вторую симфонию в исполнении российского оркестра. Это гипнотизирующее исполнение, с приливами и отливами музыки в крови музыкантами под управлением одного из величайших невоспетых дирижеров, нашего современника. Дмитриев, человек чрезвычайно привязанный, преданный своему родному городу и своему оркестру, дирижировал безукоризненным, абсолютно естественным, собранным и несуетным исполнением величайшего произведения Рахманинова.

В исполнении на бис – еще Рахманинов, его вокализ и "Испанский танец" из балета Глазунова "Раймонда". Бисы только усилили ощущение, что этот концерт – настоящее сокровище.

17.10.2012 г.

Перейти к оригиналу статьи >>

Санкт-Петербургский симфонический оркестр играет Рахманинова и Шостаковича в Эдинбурге

Господин, с которым мы сидели рядом на недавнем гастрольном концерте оркестра, проходившем в рамках Эдинбургского фестиваля искусств, спросил меня, что я думаю по поводу атонального безумия, царившего во время открытой генеральной репетиции, когда обрывки гамм при настройке инструментов смешивались с бегло проигрываемыми виртуозными пассажами. Я ответил, что какому-нибудь школьному оркестру этого бы сделать не позволили. По контрасту с репетицией, перед началом концерта Санкт-Петербургского симфонического оркестра сцена Ашер-Холла была пуста. Вышедшие гуськом оркестранты заполнили её в считанные секунды. Затянутые во фраки, с белыми бабочками у горла, они могли показаться кому-то чересчур официальными. У меня же появилось ощущение, что они как бы говорят “вот мы здесь, в Вашем городе, чтобы играть для Вас”. Они быстро настроились под фортепиано, после чего на середину сцены вышли Александр Дмитриев и Фредди Кемпф, чтобы поблагодарить за тёплый приём, устроенный им толпой счастливчиков, попавших на концерт, билеты на который были все распроданы.

Концерт № 3 для фортепиано с оркестром ре-минор Рахманинова начинается похоже – строго и традиционно. Коротенькая оркестровая интродукция как бы приглашает фортепиано вступить, и вот, уже очень скоро, так любимые многими «фирменные» приёмы этого композитора полились бурным потоком: долго нарастающие темы, поддержанные богатыми и смелыми гармониями - так написать музыку для фортепиано мог только пианист-виртуоз. Такой солист, как Фредди Кемпф, свободно преодолевает индивидуалистическую природу жанра концерта, в которой всегда присутствует некий антагонизм, и заставляет ярче сверкать более привлекательные стороны музыки. Красота звука – это первое, что меня в нём поразило. Техника кажется такой непринуждённой, что позволяет в полной мере насладиться лирической фразировкой, сбалансированностью и подлинным музыкантским искусством. Особенно сильное впечатление произвёл на меня один из спокойных фрагментов во второй части, когда партия рояля, сыгранная практически одной рукой, выводит нас из кульминации – как новаторски звучит здесь музыка! Я имею в виду не столько отказ от тональности, сколько использование джазовых гармоний - подобная манера композиторского высказывания, скорее всего, останется уникальной на ближайшие десятилетия. Завершением этого изысканного выступления стал настоящий взрыв восторга со стороны благодарной публики, и Кемпф ответил на него, очень прочувствованно исполнив на бис отрывок из сцены Смерть Изольды Вагнера в фортепианной транскрипции Листа.

Суббота и воскресенье в Эдинбурге были отданы почти полностью любителям музыки Шостаковича. Королевский шотландский национальный оркестр под руководством Питера Оунджана в качестве приглашённого дирижёра предложил вниманию публики темпераментное прочтение Одиннадцатой симфонии. Симфония № 7 до-мажор, так же исполненная внутренней борьбы и противостояний, имеет для Санкт-Петербургского симфонического оркестра особое значение. Теперешний гастрольный тур посвящён сразу двум знаменательным датам: 80-летию оркестра и 70-ой годовщине со дня первого исполнения Ленинградской симфонии Шостаковича Оркестром Ленинградского радиокомитета, как тогда назывался сегодняшний коллектив. Обстоятельства, сопутствовавшие созданию этого произведения, были из ряда вон выходящими. Через семь месяцев после начала 28-месячной блокады города немецкими войсками состоялось исполнение этой симфонии, которое транслировалось в прямом эфире на Россию, Америку и – через репродукторы – на позиции осаждающих Ленинград немецких военных частей. Идея обрушить на врага музыку показалась мне совершенно потрясающей. Может быть, этим объясняется моё впечатление от группы ударных: было такое ощущение, что та историческая трансляция не выходила у них из головы, когда они играли: грохочущие тарелки демонстративно поднимались вверх в экстазе неповиновения врагу; человек с бубном временами выглядел так, словно он был единственным защитником города. Я не мог удержаться, чтобы не задать себе вопрос: если бы Британия обратилась к одному из ныне живущих композиторов, нашёлся бы злодей, который осмелился бы посягнуть на нашу землю?

Растянутые остинато в части, открывающей симфонию, сродни упражнению по отбиванию ритма. Как только у Шостаковича в музыке назревает драма, так малый барабан тут как тут. Начинаясь очень тихо, тема вторжения разрастается, переходя на ритм военного марша. Уже несколько тактов спустя я с трудом мог вспомнить, как тихо всё начиналось. Этот эпизод мог бы служить великолепным уроком оркестровки, но я должен оставаться честным и поэтому скажу, что в тот момент у меня этого и в мыслях не было – я был полностью захвачен совершающейся драмой… и звучанием! Звучание этого оркестра в полную силу - прекрасно: широкие струнные, гулкие медные, колючие деревянные и взрывные ударные. Но при этом все они способны выдать и деликатный, обращённый вовнутрь звук. Как можно ожидать, в симфонии, длящейся больше часа, настроения часто меняются. «Фирменная» ирония Шостаковича здесь присутствует обязательно. Но есть и много мрачных моментов, пронизанных страданием и болью. На протяжении всего исполнения я находился под впечатлением от техники дирижирования Александра Дмитриева, который работает с Санкт-Петербургским симфоническим оркестром вот уже 35 лет. Независимо от того, каким настроением была проникнута исполняемая часть, он, казалось, видит свою задачу в том, чтобы точно донести информацию, и его манера была абсолютно лишена какой бы то ни было риторики: пусть экспрессия останется за музыкантами.

Это было триумфальное выступление, и публика снова весьма шумно выражала свои чувства. Прежде чем все группы оркестра получили право откланяться, малый барабан, ставший героем вечера, был отмечен дирижёром отдельно, и я мог с радостью констатировать, что все - так же, как и я - были в восторге от того, что он делал. Присутствовать на таком концерте, посвящённом одному из самых драматичных событий в истории музыки – большая честь.

Статья написана Аланом Коуди (Alan Coady) 10 октября 2012 года

Перейти к оригиналу статьи >>

Санкт-Петербургский симфонический оркестр,
Концертный зал Assembly Rooms, 4.10.12

 

Перспектива послушать Санкт-Петербургский симфонический оркестр и его дирижёра Владимира Альтшулера в такой канонической английской вещи, как «Фантазия на тему Томаса Таллиса» Воана-Уильямса, была интригующей. Для достижения полноты эффекта это произведение требует глубокой акустики, какую можно найти в кафедральном соборе, а в этом концерте в академическом зале вторая группа оркестра была размещена несколько ближе, чем это требуется в идеале.

И тем не менее, сложилось впечатление, что оркестр на самом деле сумел проникнуть в суть произведения, которое ему, по всей видимости, не приходится часто исполнять. Солирующий квартет проявил чувство меры, разыгрывая свою партию, полную переплетающихся контрапунктов, а вторую группу оркестра отличала привлекательная манера звука, похожего на звук виолы.

Как ни странно, но эта вещь была исполнена более увлечённо, чем прокофьевский Концерт №1 для скрипки с оркестром, предложенный вниманию публики следующим номером. Солист Александр Ситковецкий отыграл восхитительную вступительную тему весьма гладко, уверенно преодолевая технические трудности данного произведения, и краски, вносимые оркестром, были живыми и насыщенными. И всё-таки исполнение осталось несколько приземлённым, не поднимаясь до уровня той яркой фантазии, какой требует эта музыка.

Мощные контрасты, которые отличают Пятую симфонию Чайковского, были переданы оркестром очень убедительно. Первая часть - Allegro – естественно вырастала из Интродукции, а Вторая часть прозвучала более чем необычно. Точно так же, Финал возник как единый всплеск, в котором завершающий марш прозвучал скорее как вызов, нежели как триумф.

 

Перейти к оригиналу статьи >>

 

Академический симфонический оркестр
Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича

в Сент-Дэвидс Холле 

Российские оркестры обладают свойствами глубины и силы, которые кроются не только в ежедневной работе, характерной для их коллег в других странах, но в самой истории этих оркестров. Этот оркестр неоднократно менял свое название; после развала СССР его стали называть Академическим оркестром Санкт-Петербургской филармонии. Однако именно он стал единственным, кто остался работать в блокадном Ленинграде, когда началась Вторая мировая война. Тогда его называли оркестром Ленинградского радио. Момент истины наступил для коллектива в 1942-м году, когда артисты под грохот немецких снарядов исполнили Ленинградскую симфонию Дмитрия Шостаковича в Большом зале филармонии.

Недавно этот оркестр отпраздновал свое 80-летие. Тридцать из них оркестром руководит Александр Дмитриев, чье выступление удовлетворило самым высоким требованиям, предъявляемым к исполнению русской музыки русскими оркестрами.

Однако концерт открылся фантазией на тему Томаса Таллиса английского композитора Ральфа Воан-Уильямса. Непревзойденный колорит струнной группы оркестра расцвел в исполнении Второй симфонии Рахманинова, которой предшествовало исполнение Скрипичного концерта Чайковского. Солировал Александр Ситковецкий, скрипач, рожденный в Москве; протеже легендарного Иегуди Менухина, Ситковецкий играл так, словно никаких инструментальных сложностей для него не существует.

Перейти к оригиналу статьи >>

 

 Российские музыканты празднуют 70-ю годовщину
«Ленинградской» симфонии Шостаковича

8 октября 2012 г.

РАХМАНИНОВ. Концерт для фортепиано с оркестром №3
ШОСТАКОВИЧ. «Ленинградская» симфония

Прослушать две симфонии Шостаковича за один уикэнд - это может показаться чересчур, даже если исполняются они в высочайшем качестве, таком, какое может предложить Питер Унджан и Шотландский королевский симфонический оркестр. Но когда эту симфонию исполняет оркестр, для которого она изначально была написана - это однозначно тот случай, когда стоит пойти на концерт. Предшественник нынешнего оркестра Санкт-Петербургской филармонии, оркестр Ленинградского радиокомитета был тем коллективом, который впервые исполнил симфонию в осажденном Ленинграде, явив доказательства мужества и готовности сопротивляться до конца.

Оркестр Санкт-Петербургской филармонии предпринял тур по Великобритании в ознаменование 70-й годовщины исторического исполнения Седьмой симфонии Шостаковича, и в этот вечер мы можем видеть артистов в Эдинбурге. Солирует в этом концерте пианист Фредди Кемпф. Его выступления никогда не проходят без следа: блестящая техника, которую демонстрирует пианист в Третьем концерте Рахманинова, в совокупности с особым звуком, которого добивается Кемпф, делает его интерпретацию незабываемой. Певучая ткань каденции переходит в полный юмора и шутки вальсовый эпизод второй части.

Обращает на себя внимание к деталям в игре оркестра, таким как взволнованная рябь струнных, аккомпанирующих первому вступлению фортепиано. Такой ясности фигураций я еще ни разу не слышал. По сравнению с коллегами Санкт-Петербургского оркестра из Москвы, они играют более законченно и изысканно, в стиле западноевропейских оркестров. Важнейший элемент звучания - это знаменитое богатство струнных, особенно в медленных частях, поражающее теплотой и негой. Это свойство особенно впечатлило в исполнении полного глубокой выразительности Адажио в симфонии Шостаковича, рисующего картины отъезда из родного города в сумерках полночи.

Саймон Томпсон

Перейти к оригиналу статьи >> 

 

Академический симфонический оркестр
Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича

Ашер Холл, Эдинбург (Великобритания)

9 октября 2012 г. 

 

Исполнение Ленинградской симфонии Шостаковича Санкт-Петербургским симфоническим оркестром в этот воскресный вечер стало захватывающим. Не уверен, слышал ли когда-либо ранее этот коллектив, но мне он показался довольно интересным, прямым наследником оркестра Ленинградского радио, артисты которого остались работать в осажденном нацистами городе, составив костяк коллектива, легендарно исполнившего впервые в 1942 году «Ленинградскую» симфонию Дмитрия Шостаковича.

Оркестр отпраздновал свое 80-летие серией исполнений этой симфонии, и то, что я услышал в это воскресенье в Эдинбурге, было одной из самых лучших интерпретаций. Начало симфонии было представлено маэстро Дмитриевым широко, раздольно, с длинным дыханием, с энергией и перспективой.

Что было противопоставлено этому началу? Концентрация интенсивности оркестра, чья ярость нарастала по ходу длинного, монотонного идолопоклоннического марша первой части к конвульсивной, беспощадной коде, где чистая физика темы несет нас к ударной кульминации, становящейся реальностью.

В первом отделении концерта солировал Фредди Кемпф в Третьем концерте Рахманинова. Достаточно убедительный в лирических эпизодах, Кемпф не добирает по физической силе в кульминационных зонах.

 

Перейти к оригиналу статьи >>

Академический симфонический оркестр 
Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича

Ашер Холл, Эдинбург (Великобритания)

Рука истории, ведущая Санкт-Петербургской симфонический оркестр, подвигла его к исполнению Седьмой симфонии Шостаковича до мажор опус 60 в невыразимых условиях ленинградской блокады. Невероятно и то, что Шостакович создал эту глыбу во время блокады, и то, как единственный оставшийся в блокадном городе оркестр Ленинградского радио (ныне этот коллектив носит название симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии), представил премьеру этой симфонии в 1942 году.

Эти обстоятельства прибавили трагизма эпическому полотну Шостаковича, особенно в первой части, где напряжение нарастает в 12 вариациях на тему милитаристского марша. Дирижер Александр Дмитриев поддерживал в оркестре высокий уровень концентрации, проходящий насквозь через все исполнение, вплоть до экстатических завершающих мажорных аккордов.

Аккомпанируя Третий концерт для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова Фредди Кемпфу, оркестр проявил себя роскошно в этом богатом тексте. Несмотря на то, что мелодии Второго рахманиновского концерта более запоминающиеся. Кемпфу удалось интерпретировать Третий концерт очень ясно по мысли, артикулированно, подробно. Его техника и выдержка производили впечатление, но особенно запомнились тихие моменты, например, когда фортепиано играет в ансамбле с флейтой. Дмитриев великолепно выстроил баланс оркестра и фортепиано так, что оркестр всегда поддерживал солиста, ни разу не перекрыв его по звучанию. Поразительно, что Кемпф сумел после виртуозного исполнения рахманиновского концерта поразить слушателей пьесой «Смерть Изольды» Вагнера-Листа.

Фотоотчет 

 

Академический симфонический оркестр
Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича

в Сент-Дэвидс Холле 

Российские оркестры обладают свойствами глубины и силы, которые кроются не только в ежедневной работе, характерной для их коллег в других странах, но в самой истории этих оркестров. Этот оркестр неоднократно менял свое название; после развала СССР его стали называть Академическим оркестром Санкт-Петербургской филармонии. Однако именно он стал единственным, кто остался работать в блокадном Ленинграде, когда началась Вторая мировая война. Тогда его называли оркестром Ленинградского радио. Момент истины наступил для коллектива в 1942-м году, когда артисты под грохот немецких снарядов исполнили Ленинградскую симфонию Дмитрия Шостаковича в Большом зале филармонии.

Недавно этот оркестр отпраздновал свое 80-летие. Тридцать из них оркестром руководит Александр Дмитриев, чье выступление удовлетворило самым высоким требованиям, предъявляемым к исполнению русской музыки русскими оркестрами.

Однако концерт открылся фантазией на тему Томаса Таллиса английского композитора Ральфа Воан-Уильямса. Непревзойденный колорит струнной группы оркестра расцвел в исполнении Второй симфонии Рахманинова, которой предшествовало исполнение Скрипичного концерта Чайковского. Солировал Александр Ситковецкий, скрипач, рожденный в Москве; протеже легендарного Иегуди Менухина, Ситковецкий играл так, словно никаких инструментальных сложностей для него не существует.

Перейти к оригиналу статьи >>

 

 Российские музыканты празднуют 70-ю годовщину
«Ленинградской» симфонии Шостаковича

8 октября 2012 г.

РАХМАНИНОВ. Концерт для фортепиано с оркестром №3
ШОСТАКОВИЧ. «Ленинградская» симфония

Прослушать две симфонии Шостаковича за один уикэнд - это может показаться чересчур, даже если исполняются они в высочайшем качестве, таком, какое может предложить Питер Унджан и Шотландский королевский симфонический оркестр. Но когда эту симфонию исполняет оркестр, для которого она изначально была написана - это однозначно тот случай, когда стоит пойти на концерт. Предшественник нынешнего оркестра Санкт-Петербургской филармонии, оркестр Ленинградского радиокомитета был тем коллективом, который впервые исполнил симфонию в осажденном Ленинграде, явив доказательства мужества и готовности сопротивляться до конца.

Оркестр Санкт-Петербургской филармонии предпринял тур по Великобритании в ознаменование 70-й годовщины исторического исполнения Седьмой симфонии Шостаковича, и в этот вечер мы можем видеть артистов в Эдинбурге. Солирует в этом концерте пианист Фредди Кемпф. Его выступления никогда не проходят без следа: блестящая техника, которую демонстрирует пианист в Третьем концерте Рахманинова, в совокупности с особым звуком, которого добивается Кемпф, делает его интерпретацию незабываемой. Певучая ткань каденции переходит в полный юмора и шутки вальсовый эпизод второй части.

Обращает на себя внимание к деталям в игре оркестра, таким как взволнованная рябь струнных, аккомпанирующих первому вступлению фортепиано. Такой ясности фигураций я еще ни разу не слышал. По сравнению с коллегами Санкт-Петербургского оркестра из Москвы, они играют более законченно и изысканно, в стиле западноевропейских оркестров. Важнейший элемент звучания - это знаменитое богатство струнных, особенно в медленных частях, поражающее теплотой и негой. Это свойство особенно впечатлило в исполнении полного глубокой выразительности Адажио в симфонии Шостаковича, рисующего картины отъезда из родного города в сумерках полночи.

Саймон Томпсон

Перейти к оригиналу статьи >> 

 

Академический симфонический оркестр
Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича

Ашер Холл, Эдинбург (Великобритания)

9 октября 2012 г. 

 

Исполнение Ленинградской симфонии Шостаковича Санкт-Петербургским симфоническим оркестром в этот воскресный вечер стало захватывающим. Не уверен, слышал ли когда-либо ранее этот коллектив, но мне он показался довольно интересным, прямым наследником оркестра Ленинградского радио, артисты которого остались работать в осажденном нацистами городе, составив костяк коллектива, легендарно исполнившего впервые в 1942 году «Ленинградскую» симфонию Дмитрия Шостаковича.

Оркестр отпраздновал свое 80-летие серией исполнений этой симфонии, и то, что я услышал в это воскресенье в Эдинбурге, было одной из самых лучших интерпретаций. Начало симфонии было представлено маэстро Дмитриевым широко, раздольно, с длинным дыханием, с энергией и перспективой.

Что было противопоставлено этому началу? Концентрация интенсивности оркестра, чья ярость нарастала по ходу длинного, монотонного идолопоклоннического марша первой части к конвульсивной, беспощадной коде, где чистая физика темы несет нас к ударной кульминации, становящейся реальностью.

В первом отделении концерта солировал Фредди Кемпф в Третьем концерте Рахманинова. Достаточно убедительный в лирических эпизодах, Кемпф не добирает по физической силе в кульминационных зонах.

 

Перейти к оригиналу статьи >>

Академический симфонический оркестр 
Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д.Шостаковича

Ашер Холл, Эдинбург (Великобритания)

Рука истории, ведущая Санкт-Петербургской симфонический оркестр, подвигла его к исполнению Седьмой симфонии Шостаковича до мажор опус 60 в невыразимых условиях ленинградской блокады. Невероятно и то, что Шостакович создал эту глыбу во время блокады, и то, как единственный оставшийся в блокадном городе оркестр Ленинградского радио (ныне этот коллектив носит название симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии), представил премьеру этой симфонии в 1942 году.

Эти обстоятельства прибавили трагизма эпическому полотну Шостаковича, особенно в первой части, где напряжение нарастает в 12 вариациях на тему милитаристского марша. Дирижер Александр Дмитриев поддерживал в оркестре высокий уровень концентрации, проходящий насквозь через все исполнение, вплоть до экстатических завершающих мажорных аккордов.

Аккомпанируя Третий концерт для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова Фредди Кемпфу, оркестр проявил себя роскошно в этом богатом тексте. Несмотря на то, что мелодии Второго рахманиновского концерта более запоминающиеся. Кемпфу удалось интерпретировать Третий концерт очень ясно по мысли, артикулированно, подробно. Его техника и выдержка производили впечатление, но особенно запомнились тихие моменты, например, когда фортепиано играет в ансамбле с флейтой. Дмитриев великолепно выстроил баланс оркестра и фортепиано так, что оркестр всегда поддерживал солиста, ни разу не перекрыв его по звучанию. Поразительно, что Кемпф сумел после виртуозного исполнения рахманиновского концерта поразить слушателей пьесой «Смерть Изольды» Вагнера-Листа.

Фотоотчет 

Время Кюми , 19 мая 2012

Sinfonietta выступит с лучшим оркестром

Оркестр Kymi Sinfonietta даст концерты с музыкантами из Санкт-Петербургской филармонии. В результате соединения родится большой коллектив, т.к.  Kymi Sinfonietta будет усилена 30 лучшими музыкантами Санкт-Петербурга.

Идея подобного сотрудничества оркестров появилась очень давно. В прошлом году фестиваль Lohisoitto предвкусил это событие, пригласив Николая Алексеева продирижировать концерт-открытие Фестиваля.

Цель сотрудничества: организовать культурные события высокого международного уровня и соединить музыкальное богатство Кюменлааксо и Петербурга.

Время Кюми, 5 июня 2012

Алексеев намерен молчать

Санкт-Петербургская филармония и
Kymi Sinfonietta вшестидесятером

Сегодня Санкт-Петербургская филармония объединится с Kymi Sinfonietta - в среду и в четверг оркестры будут играть вместе.

Дирижер Николай Алексеев не предполагает никаких проблем в совместной работе. «Плохо, если дирижер много говорит. Чем меньше говоришь, тем лучше. Я подозреваю, что не скажу ни слова», говорил он о репетиции в четверг. «Нам нравится играть в Финляндии».

Николай Алексеев полагает, что музыка Петра Чайковского, чьи два произведения прозвучат на концерте, исполняется здесь не так часто.
«Чайковский наполнил свою музыку такими чувствами и такой силой! Его концерты - это эмоциональное испытание».

Когда мы спросили, что он ожидает - будут ли люди смеяться или плакать на концерте, он ответил: «Приходите!».

В понедельник днем оставалось только 30 билетов. Так что, пришедшим прямо перед концертом может ничего не достаться.

Время Кюми, 8 июня 2012

Виртуозность и большие эмоции

Фестиваль в Кюми Lohisoitto начался великолепным концертом. Сотрудничество с Санкт-Петербургской филармонией дало возможность создать звук с богатейшим разнообразием оркестровых тембров.

Посетители вошли в мир русской Традиции, где превалируют эмоции. Два любимых шедевра романтической музыкальной литературы прозвучали на концерте-открытии фестиваля Lohisoitto - богатый подарок для Финляндии.

Дирижер Николай Алексеев Первый фортепианный концерт живописал широкими оркестровыми приемами, а медленную часть исполнил в сдержанно-лирических тонах. В Шестой симфонии Чайковского он завладел её эмоциональным миром и вывел различные слои музыкального текста. Интерпретация отдала должное мощной идее сочинения.

Вторая часть сменилась светом, а марш третьей части, поначалу, переполняясь уверенностью в себе, превратился в безжалостный и неумолимый. Финал оркестр украсил облаком грусти.

 

 


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru