Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу

Фортепьяно Колли звучит по-русски как «Темирканов»

Вопрос —  концерт, который MiTo представил слушателям в понедельник вечером, был более «народным» концертом или концертом высокого уровня? Ответ - и то, и другое. В этой конвергенции, скорее всего, и заключается большой успех фестиваля. В Арчимбольди программа в центре внимания широкой публики, тóлпы в очереди за последними местами, публика молодая и воодушевленная - все говорит в пользу «большого музыкального праздника». Главную роль играет великолепный оркестр филармонии Санкт-Петербурга под управлением Юрия Темирканова, маэстро-волшебника, возможно, самого главного волшебника в мире. Тембровая мягкость, игра бархатистых нюансов, равновесие, как в едином инструменте, струящийся звук, естественность в очерчивании фраз - так немногие умеют. Темирканов выступает в отличном содружестве с солирующим пианистом, молодым жителем Брешии (к счастью, с его звучанием, а не с неприглядным фраком-пальто белого цвета). Колли представляет сложный Третий концерт Рахманинова в интерпретации более аристократичной, чем спортивной, с блеском в полутонах (запомнилось вступление в первую тему ре-минор, пианиссимо лунно-пепельное и трепещущее). Бис пианиста - вариации Бузони на тему «Nun freut euch lieben Christen g’men» Баха - заставили нас сравнить его с Горовицем (легато из хорала по силам выполнить человеку!) не только в виртуозности, а публика купала его в аплодисментах. Купала до того, что он от смущения закрыл лицо руками! Овациями наградили и Темирканова, который в своей Шехерезаде Римского–Корсакова показывает не только колорит, сказку, но и ностальгию. И на «бис» классический Элгар, трепещущий “Salut d amour”  (как он это сделал в 2007 году) и росчерк тромбонов и контрабаса из «Пульчинеллы» Стравинского.

Джан Марио Бензинг

Читать оригинал >>

 

Юрий Темирканов и симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии

Русское

Фестиваль в Люцерне сегодня

 Для музыкантов симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии характерно поддерживать долговременные отношения со своими главными дирижёрами: Евгений Мравинский возглавлял оркестр в течение пятидесяти лет, его преемник Юрий Темирканов стоит во главе оркестра с 1988 года.

Уже Мравинский уделял особое внимание творчеству Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, который был тесно связан с оркестром. Темирканов продолжает традиции русского репертуара со страстью и остроумием, что было продемонстрировано в этом году в Люцерне. 

Симфония  № 10 ми минор, op. 93 Шостаковича в трактовке Темирканова звучала отстранёно, а потому потрясала ещё сильнее. В пространном сонатном allegro Темирканов сосредоточился на структурной прозрачности и тщательно наращивал напряжение, что привело к колоссальной плотности мрачной экспрессии. Прямо-таки ужасающе безумно прозвучало allegro, навеянное, как говорят, портретом Сталина, скончавшегося в 1953 году, незадолго до начала работы над симфонией. Звучание симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии – чрезвычайно элегантное, неизменно страстное, но без избыточной «парфюмерной отдушки» – свидетельствует о доверительных отношениях с дирижёром, выстраивавшихся годами.

Русскому репертуару – и в высшей степени Сергею Рахманинову – обязан и пианист Денис Мацеув. Его люцернская интерпретация сенсационного третьего концерта ре минор, op. 30, именуемого адептами «Рах 3», была настоящим шоу. Мацуев чувствовал себя непринуждённо в шумных пассажах, в которых он извлекал из инструмента мощные звуковые массы, всегда умея, впрочем, их структурировать. В первой части он ещё сильно доминировал над оркестром, во второй – заворожил тонкой искрящейся манерой игры, а в Allegro неистово рвался вперёд. Темирканов с музыкантами симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии предложили виртуозу гибкую, тёплую основу.

Мишель Циглер / Michelle Ziegler

Читать оригинал >>

 

Темирканов представляет Санкт Петербург
на фестивале MiTo (Милан-Турин)

РАХМАНИНОВ. Концерт для фортепиано с оркестром n.3 op.30
РИМСКИЙимский-Корсаков: Шехеразада, симфоническая сюита op.35
Заслуженный коллектив России академический
симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии 
Дирижер: Юрий Темирканов
Пианист: Федерико Колли (Federico Colli)

Никогда не устаешь встречаться вновь, как со старым другом, с одним из теперь уже постоянных гостей фестиваля MiTo Юрием Темиркановым. Особенно потому что этот великий русский дирижер никогда не забывает привезти с собой «свой» (так как руководит им с 1988 года) Симфонический оркестр филармонии Санкт-Петербурга, знаменитый и один из старейших музыкальных коллективов России. Этот концерт без сомнения является одной из жемчужин, которые украшают седьмое проведение сентябрьского фестиваля, объединяющий Милан и Турин под эгидой музыки. В этом году русскую команду ждали особенно, если мы вспомним, что одним из ключевых имен фестивальной программы является имя русского композитора Сергея Рахманинова, чье сто сорокалетие со дня рождения и семидесятилетие смерти отмечается в 2013 году. Ни это ли самая лучшая возможность представить одно из самых знаменитых его произведений – Третий концерт для фортепьяно с оркестром? Ни это ли самая лучшая возможность совершить профессиональное крещение огнем такого уровня для молодого итальянского пианиста? Выбор солиста пал на Федерико Колли, двадцатипятилетнего пианиста из Брешии, получившего подготовку в Милане, удостоенного Золотой медали на Международном конкурсе пианистов в Лидсе в 2012 году и первой премии Международного конкурса в Зальцбурге в 2011 году. Очень интересно сочетание многоопытного дирижера, знаменитого оркестра, исполняющего коронный номер своего репертуара, и набирающего силу солиста. Однако, к сожалению, не все обещания прошли испытание сценой, не во всем раскрылась взаимная эмоциональная связь.

Мягчайшее вступление удивительных струнных русского оркестра с первой минуты первой части погрузило зал в убедительную атмосферу этого концерта, который, как отметили многие музыковеды, ничего не жалеет, чтобы сразу же добиться расположения  аудитории. Даже пианистический почерк, который Рахманинов создал по собственной мерке, чтобы подчеркнуть свои удивительные руки, должен следовать этому принципу, но нам стоило труда узнать его в исполнении Федерико Колли. Не то чтобы отсутствовали объективные технические качества, но не хватало вкуса виртуозности, избытка выставленной на показ мощи, салонной радости, приятного взаимодействия умелой легкости собственных способностей, то есть не хватало той встречи русской и американской ментальности, на которой раскрывается весь концерт. Чувствуется слишком большой труд, концентрация и напряжение от вполне понятного нервного возбуждения, который придает жесткость жестам и создает ощутимую дистанцию между исполнением солиста и оркестрантов. Первый становится узником своего титанического предприятия, коварных и постоянно присутствующих хроматизмов в левой руке, разорванных аккордов из восьми нот, необходимости строить фразировки из легато, в то время как оркестр двигается в совершенстве почти нереального заведенного порядка и не может помешать. Символичны взаимоотношения между пианистом и дирижером. Колли не решается оторвать взгляд от клавиатуры, а Темирканов, который использует уже более слух, чем зрение, поворачивается очень редко, в результате они никогда не встречаются взглядом. Асинхронность незамедлительно имеет свои последствия (например, впечатляет разнос в двух совместных аккордах, которые заканчивают вторую часть и открывают третью), ставя под сомнение возникновение последующего союза между оркестром и фортепьяно, который Рахманинов воплощал и хотел, чтобы исполнитель соединил это в одном лице (пианист, композитор и дирижер одновременно). Некоторые последствия слышатся потом в моменты передачи эстафеты от фортепьяно к оркестру, которые должны были бы походить на атлетический прыжок, а они более создавали впечатление тяжелого груза, от которого герой наконец освобождался с помощью товарищей. Это прочтение могло бы иметь месть в другом репертуаре (период более раннего романтизма), но в этом случае оно плохо согласуется с идеями Рахманинова.

Решительно жаль, что синергизм, необходимый для удачного результата такого сложного концерта не достиг своего совершенства, особенно потому, что в процессе исполнения имели место моменты, в которых талант, особенно музыкальная интуиция молодого исполнителя, были продемонстрированы в полной мере. Особенно потрясли его сольные пассажи в pianissimo, показывая, таким образом, редкий контроль над движением и врожденное изящество в миниатюрных эффектах (осмысленно выбрана регулярная каденция, а не иначе). К сожалению, эти драгоценности тонут в высокопарности произведения, подобного этому. С надеждой будем ожидать встречи с ними в другой, более созвучной им попытке. Однако, он не был лишен аплодисментов коллег и публики, которые продемонстрировали свой истинный энтузиазм, особенно когда оркестр вставал. Действительно, несмотря на то, что Темирканов часто оказывал особое внимание солисту, держа оркестр «в стороне» (даже на вызове перед антрактом), от слушателя не могли ускользнуть некоторые впечатляющие по своему лиризму пассажи, точность во всем (даже в очень сжатом ритме, как например, в марше третьей  части) и этот особый русский вкус, которому невозможно подражать.

Ожидая появления «Шехерезады» Корсакова, слушатель партера чувствовал, что попробовал еще только закуски из всех деликатесов, которые Филармония Санкт-Петербурга приберегла в этот вечер для миланцев. После антракта ничего не может быть лучше, чем  роскошная симфоническая сюита, чтобы дать выход всему тому, что мы уже упомянули относительно концерта Рахманинова. Выражение мягкости во всех тембрах отмечало оркестр с первых тактов, и это несмотря на теоретическую жестокость первой вводной темы, которая представляет султана - женоубийцу. Когда вступает соло отличная первая скрипка (концертмейстер оркестра) Лев Клычков с темой голоса сладостной принцессы, слушателю почти не удается уловить разрыв. Весь догматизм исчезает и остается только фантастическая игра цветов, картин и особенно нагромождения звуков. Чем более слушаешь, тем больше отдаешь себе отчет в том, что самым большим риском в этой богатой эффектами партитуре является преувеличенная сверх меры пышность и роскошь оркестра, особенно выход за рамки в динамике и игра в жесткое противостояние. Мы уже упоминали мягкость Юрия Темирканова, элегантность его поставленного жеста, без излишеств и нервности - все то, что может максимально выделить этот репертуар, не превратив его в судорожную карикатуру. В первую очередь ключевым является никогда не опошлять фразировку, придавая масштаб центру мелодической фразы и следуя, таким образом, традиции, характерной для всей русской музыки. Очень часто эта первая тема (тема «султана») представлена с полным смещением акцента выразительности к финалу, делая её опасно похожей на тему, которая открывает первый концерт для фортепьяно Брамса. Русский ритм, как и русское пространство, расширяются в центре, таков и оркестровый ряд, который Корсаков изобразил на его воображаемом Востоке. Все углы партитуры скруглены, смягчены и струятся, что прекрасно представлено совершенством синхронности струнных, колеблющихся в оркестре. Вторая, блестящая часть позволяет Темирканову дальнейшее снисходительное отношение к рубато, исполненного оркестром Филармонии с удивительной слаженностью. Все блестяще, особенно украшает трель треугольника и никогда не утяжеленные духовые. Третья часть, медленная, представляет двоих любовников - это триумф ritenuto и ritardando, в которых момент любовного экстаза, кажется, кристаллизуется в своей эстетической красоте. Это почти что совершенная картинка этой симфонической сюиты, исключительного шедевра экзотического и страстного ухода от действительности (с его соло скрипкой), каких существуют мало, или возможно, не существует вообще за пределами русского искусства. Прорыв четвертой темы, кажется, разбивает это зеркало и открывает возможности странствий его тысячи фрагментам, которые остаются звуковой картинкой разноцветного калейдоскопа. Чем интенсивнее игра, тем триумфальнее работа Оркестра филармонии Санкт-Петербурга, который находится в состоянии совершенной формы и демонстрирует впечатляющие высоты виртуозности (в скорости ритма и точности одновременно). При этом в жертву не приносится бархатистый тембр и элегантность, даже в «театральных действиях». Темирканов - это неподвижный мотор этой изысканной карусели: ему достаточно колебания локтя, чтобы задать ритм и рубато, подмигивания для вступления (прекрасное испытание для всех духовых, вызываемых на соло), сгибания колена для смягчения динамики. Финал, с прерыванием на высочайшей ноте, чуть тронутой скрипкой Клычкова и украшенной согласованным звучанием двух арф, совершенен.

По окончании концерта публика заполненного и аплодирующего театра Арчимболи демонстрировала мощный энтузиазм, которого хватило на два бисирования гостей (в прошлом году не было даже одного), исполненные произведения были совершенно различны по характеру. Сахароподобный Salut d’Amour Элгара (который совершенно точно обладает своим appeal в оркестровой версии и с этим оркестром) ветеран Темирканов с тонким юмором разбавляет отрывком с соло тромбона и контрабаса, с эффектом, подобным чему-то непотребному в финале. Всем осталось только улыбнуться!

Альберто Лукетти (Alberto Luchetti)

Читать оригинал >>

 

Палитра Темирканова

Анонсы MiTo, фестиваля, наполняющего Милан и Турин звуками музыки на три напряженных недели, делают для всех приятным возвращение в город после летнего отдыха. Первый анонс — это концерт Юрия Темирканова. Это нельзя пропустить, даже при том, что он дирижирует тем же оркестром (его, Санкт-Петербургской филармонии), тот же репертуар, тем же жестом, неповторимым — анти-дирижерским. Ему 74 года, его биографические данные те же. Зачем возвращаться, чтобы слушать его? В Арчимбольди, лучшем зале Милана — ах, какая радость вернуться! — из 2400 мест нет ни одного свободного.

Было бы повторением вновь говорить о красоте звука, очаровании фразировки, волшебстве исполнения. Кажется, что это ты прикасаешься к нотам, отвергая банальный ритм, деление на такты, да ещё с такими инструментальными красками, которые нельзя сравнить ни с какой палитрой какого-либо другого оркестра в мире. Два биса, после сладострастной Шехеразады Римского-Корсакова — Элгар и Стравинский. И они тоже те же самые, что и раньше. Но публика готова была слушать их всю ночь!

Чтобы сказать про себя «Темирканов», достаточно вступления в «Третий» Рахманинова, первые две исполненные ноты - две!- вступление струнных, и тебя подбрасывает на стуле. Бархат, дальние страны, чистая печаль. На этом фоне расположился рояль Федерико Колли, никому не известного итальянца, который делает все, чтобы оставаться таковым. Он не рассказывает, где родился и когда, но только то, что получил за последние два года две первых премии.

Маленькие руки, чистый звук, но хочется спросить: а он когда-нибудь дотянется до демонического «Rach 3», предназначенного только для размеров XL, которого мы слышали у Горовица? Но Колли не только добивается цели, выставляя напоказ свою доведенную до виртуозности технику, но и старается произвести впечатление собственного прочтения. Поддержанный дирижером, который помогал ему объемом оркестра, он раскрыл в Концерте его модернистскую, декоративную, вкрадчивую природу. Скорее американский, нежели русский,  более шелк, нежели мех. Колли потеет, аккуратно вытирает руки, лоб, клавиатуру. Ему не помогает фрачный пиджак, белый, словно простыня. В то время оркестр одет в элегантные костюмы, предоставленные Канали. На «бис» исполняется Хорал Баха-Бузони, отлично выверенный по форме, с тяжелой левой рукой, с темой, которая, кажется, написана для педалей органа, с правой колеблющейся, извивающейся в хрестоматии нот. Очень хорошо. 

Читать дальше >>

 

Хроника MiTo: Юрий Темирканов и Федерико Колли.

Сентябрь, 13, 2013-09-23

Турин-Милан VII Международный Фестиваль музыки – MiTo Сентябрь
Музыка, Турин, Аудиториум Джованни Аньелли в Линготто
Оркестр Филармонии Санкт-Петербурга
Дирижер Юрий Темирканов
Фортепьяно Федерико Колли
Сергей Рахманинов: Третий концерт для фортепьяно с оркестром ре-минор, опус 30
Петр Ильич Чайковский: Пятая симфония ми-минор, опус 64

Турин, 10 сентября 2013 

Юрий Темирканов и «его» Оркестр Филармонии Санкт-Петербурга вновь приглашены на MiTo с двумя концертами. Первый в Театре Арчимболди в Милане, второй в Линготто в Турине, их очень ждут, как в силу выбранного репертуара, так и по причине первого опыта сотрудничества с молодым и талантливым пианистом Федерико Колли, победителем престижного конкурса в Лидсе в 2012 году. Солист выступает в обоих концертах, однако, меняется репертуар оркестра (Шехерезада Римского-Корсакова в Ломбардии и V Симфония Чайковского в Пьемонте). Белый редингот и неизменный красный платок на шее: таким появляется Федерико Колли на сцене Аудиториума в Линготто для исполнения Третьего концерта Рахманинова под управление Темирканова. В allegro ma non tanto, как пианист, так и дирижер выдерживают достаточно неплотный звуковой объем, настолько, что более запоминающимся, чем голос солиста, становится голос валторны, сопровождаемый ударами барабана (тревожно бьющееся сердце, которое обосновывает выразительные указания Рахманинова во вступлении) Только на второй теме солист получает превосходство, но пианистическое ноты нагромождаются слишком конвульсивно, в звучании рояля Колли слишком много металла, в отличие от непререкаемого оркестра.

Более четкая демонстрация виртуозности солиста в Intermezzo (Adagio), хотя если сравнивать его со священным оркестром Темирканова, и это потеря. В Финале (Alla breve) техника Колли видна лучше, хотя просодия, исполненная параллельно фортепиано и оркестром продемонстрировала некоторые препятствия во взаимопонимании. Последнюю тему, арпеджио, Колли прошептал вполне приятно, хотя звуки все равно остались достаточно металлическими и колющими. В жертву технической геометрии и упражнениям пальцев были принесены цвета и теплота, которые должны были расцвечивать некоторые фразы. Рахманинов в исполнении Колли лишен риторики, или, хуже, голивудщины (определения, котором критики все время стараются обозвать третий концерт), но при этом он и не выражает этого позднее-романтического томления, которое является фирменной печатью композитора. Теплоте предпочли холод, чистую ударную звучность, единственным цветовым пятном стал белый редингот пианиста. Публика  MiTo в полной мере оценила выступление Колли, который два раза выступал на бис. Первый «бис» - это Танец Феи карамели из Щелкунчика (заготовлен на вторую часть программы), исполнен с нежнейшим маньеризмом и ценными оттенками (теми, которых не хватало в Рахманинове), второй- хорал Баха в переложении для фортепьяно, сделанный в головокружительном ритме и исполненный в высшей степени виртуозно. Двойной выбор красноречив: металлические пики танца Чайковского подтверждают исполнительское сближение с предыдущим концертом, негибкая система акцентов и геометрически конструкции Баха заставляют слушателя воскликнуть tout se tien!

Вернувшись на сцену без палочки, Темирканов сомкнутыми руками дает вступление V Симфонии Чайковского, сразу же придавая скорбный оттенок кларнету, который передает тему судьбы в Andante-Allegro con anima. По поводу пятой совсем недавно писал Джорджо Пестели: «Если Вам кажется, что вы с ней знакомы, послушайте еще раз её исполнение Темиркановым и его оркестром, и Вы встретитесь с чем-то совершенно новым» (La Stampa, 1 сентября 2013). Это именно так. Совершенно по-новому звучат фанфары тромбонов и трубы в сердце действия, с чем-то неопределенно брукнерианским, отлично от типично крикливого характер духовых и флейт появляется переливающийся контраст, который предшествует эфирному прочтению симфонии. В финале еще раз барабаны, задуманные как бьющееся сердце музыкального организма с неизменными оттенками боли и отчаяния. Andante cantabile  con alcuna licenza – это диалог между сдержанными струнными и страдающих голосом валторны, но когда рождается новая тема судьбы оркестр кажется окрыленным и переходит к радости. С Темиркановым каждый музыкальный фрагмент может приобретать неожиданное значение, и действительно, действие заканчивается тяжелым угрожающим дыханием духовых.

Загадочная улыбка дирижера, обращенная к обеим сторонам оркестра, и все продолжается во вступлении в Вальс. Allegro moderato: все кажется мечтательным и убаюкивающим, но сардонические подчеркивания духовых создают, как обычно, сомнение. Никогда не слышали мы ранее некоторые эффекты трубы, которая прорисовывает изнутри структуру четко заметного строения. Сложный финал. Andante maestoso-Allegro vivace открывается совершенно контролируемым землетрясением, параллельным фразе, утверждающей известный мотив. Это та ревущая сила, которая разрушает любую уверенность, все,  но не улыбку сфинкса-дирижера Темирканова. Даже кода, вместо того, чтобы ограничиться триумфом с некоторым заслуженным величием, заритмована барабаном и трубой, немного взрывными, неотступными, маниакальными.

Настоящий апофеоз энтузиазма пережила публика по окончании исполнения, сопровождаемый неиссякаемым желанием славить Темирканова и его оркестр. Ей было подарено последнее исполнение на бис вечера. Это была одна из самых поэтических Enigma Variations Эдуарда Элгара, чистая сила струнных – это свет надежды, наконец-то без всяких сомнений, и счастливый дирижер оставляет нас. 

Микеле Курникс

Читать оригинал >>

 

«Вечерний Тбилиси»

13-16 июля 2013 г., №51

Блистательный венец концертного сезона


Гулбат Торадзе

Профессор Тбилисской Консерватории,

Музыковед

Поистине, блистательным оказалось завершение минувшего концертного сезона, посвященное 35-летию оперно-сценической деятельности великого грузинского певца Пааты Бурчуладзе.

Но знаменательно, что главным и первейшим «глашатаем» юбилейной даты явился один из лучших в мире музыкальных творческих коллективов – прославленный симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии под руководством выдающегося дирижера современности Юрия Темирканова.

Огромное спасибо замечательному оркестру и музыкантам «Северной столицы» России, многими десятилетиями крепчайшими творческими нитями связанных с Грузией и ее музыкальной культурой.

Все вышесказанное, разумеется, в самой полной мере относится и к нашему славному юбиляру – ведь у всех у нас на памяти незабываемые творческие встречи Пааты с российскими музыкантами, проходившие в Тбилиси. А сколько их было в Москве и Петербурге! Не далее, как неделю назад, в Петербурге с огромным успехом прошел концерт, аналогичный нашему.

Ну а теперь, коротко вспомним важнейшие этапы творческого пути юбиляра, свидетелями многих из которых, были и мы – его грузинские слушатели и почитатели.

Паата – недавний выпускник Тбилисской консерватории, выступает в 1983 году в опере Отара Тактакишвили «Похищение луны», вызывая шумное одобрение слушателей, а уже через год – в Лондонском «Ковент-Гардене» он партнер прославленных певцов Лючано Паваротти и Кати Ричарелли в «Аиде» Верди.

Не припомню другого аналогичного случая в истории нашего вокального искусства. В подобном же головокружительном темпе продолжалось в ближайшие годы восхождение певца к вершинам мирового вокала.

Он становится победителем престижных зарубежных международных конкурсов вокалистов, носителем почетнейших званий и премий, в том числе и грузинских, таких как - народный артист Грузии, лауреат премий Ш.Руставели, З.Палиашвили, Я.Гогебашвили и т.д.

Гастроли следуют за гастролями и в считанные годы певец приобретает мировое признание. Великий дирижер Герберт фон Караян уже в 1987 году называет Паату «вторым Шаляпиным», «равного которому не сыскать в мире. Он единственный и неповторимый». Фантастическая, что и говорить, оценка!

Но, как известно, для нас Паата Бурчуладзе дорог и велик не только этим. Ведь ещё в 2004 году он основал замечательный благотворительный фонд «Иавнана», задачей которого является забота и опека над детьми-сиротами, многодетных семей. Этот фонд, освященный Католикосом Всея Грузии Ильей II-ым, осчастливил множество грузинских семьей и пользуется всенародной любовью.

Ну, а теперь ещё об одном участнике замечательного концерта – симфоническом оркестре Санкт-Петербургской филармонии во главе с легендарным дирижером Юрием Темиркановым!

Скажем прямо: участие знаменитого, прославленного в мире оркестра в тбилисском концерте – факт из ряда вон выходящий и заслуживающий с нашей стороны горячих слов благодарности и признательности.

Юрий Хатуевич Темирканов вот уже 25 лет руководит оркестром, гастролирует по всему свету, удостоившись бесчисленных почетных званий, премий, наград и т.д.

Вечер, состоявшийся 9 июля в Тбилисском концертном зале в самой полной мере подтвердил высочайшую художественную репутацию выступавших в нем замечательных музыкантов.

«Прелюдией» концерта явилось исполнение симфоническим оркестром увертюры оперы Верди «Сила судьбы», после чего наш юбиляр, как в лучшие свои годы, спел арию Филиппа II (опера «Дон Карлос» Верди), арию Алеко из одноименной оперы Рахманинова и куплеты Мефистофеля (опера «Фауст» Гуно), вызвав восторг слушателей.

На высочайшем художественном уровне, достойном замечательного симфонического коллектива, была исполнена столь же знаменитая, сколь сложная, Пятая симфония Чайковского, захватившая слушателей богатством художественного содержания, динамизмом драматургического развития, тембровым богатством и разнообразием красок.

Слушатели ещё раз, и в полной мере, оценили интерпретаторское мастерство замечательного дирижера Ю.Темирканова, наградив его и руководимый им оркестр овацией.

По настоятельной просьбе зала на «бис» была исполнена вариация из знаменитых «Энигм» английского композитора Эдуарда Элгара, в очередной раз вызвавшая бурный всплеск аплодисментов.

Одной из важных составных частей незабываемого вечера, явилась традиционная благотворительная акция, неизменно сопутствующая всем презентациям «Иавнаны». Четырем многодетным и нуждающимся семьям (последняя из них оказалась 80-ой по счету!) были переданы благоустроенные дома, ключи от которых новым хозяевам вручил никто иной, как сам Юрий Хатуевич Темирканов! Восторгу всех присутствовавших в зале не было предела.

Было зачитано поздравительное письмо Премьера-министра Грузии – Бидзины Иванишвили в адрес Пааты Бурчуладзе.

Ярким и красочным останется в нашей памяти звездный вечер, посвященный юбилею Пааты Бурчуладзе – выдающегося певца и филантропа, любимого сына грузинского народа.



KURIER, ВЕНА, 28 НОЯБРЯ 2012 ГОДА

Как мастера из России раздают свои подарки хозяевам

Критика

Снова и снова звучит валторна. Как красная нить. Второй концерт для фортепиано Иоганнеса Брамса начинается тремя четвертными и одной триолью. Затем в третьей части Десятой симфонии Шостаковича снова возникают характерные звуки валторны. Музыкант-исполнитель из оркестра Санкт-Петербургской Филармонии по праву был награждён бурными аплодисментами. И его коллеги по оркестру тоже. В течение двух вечеров старейший симфонический оркестр России давал концерты в венском «Музикферайне». Юрий Темирканов и его оркестр считаются во всём мире авторитетными исполнителями музыки Шостаковича. Начало Десятой симфонии Шостаковича меланхолично. Низкие ноты струнных, затем мелодия кларнета. Через пятьдесят минут тональность ми-минор превратилась в ми-мажор. Крепкий орешек, который петербуржцы сыграли хорошо, лишив, однако, необходимой строгости.

Если в начале Второго фортепианного концерта Брамса звучание оркестровой партии ещё было несколько вязким и тягучим, то от части к части интерпретация произведения нравилась всё больше. Нельсон Фрейре – серьёзный пианист. Шелковистое звучание его пиано в Анданте, общая трактовка лирических пассажей стали кульминационными моментами концерта в понедельник.

МАРИОН АЙГЛЬ / MARION EIGL

Перейти к оригиналу статьи >>
 

KRONENZEITUNG, ВЕНА, 28 НОЯБРЯ 2012 ГОДА

«Музикферайн»: петербуржцы, Темирканов - Экстра-класс!

Первый гастрольный вечер Санкт-петербургского филармонического оркестра под управлением Юрия Темирканова со Вторым концертом для фортепиано Брамса (солист – Нельсон Фрейре) и Десятой симфонией Шостаковича удался блестяще. Дирижёр, солист и оркестр музицировали на одном дыхании – и ощущение этого, а также музыкальные и визуальные впечатления оставили яркий след в памяти.

Со своим Первым фортепианным концертом Брамс ещё в возрасте 25 лет потерпел сокрушительное фиаско – ведь публика ожидала, в первую очередь, эффектных цирковых номеров и бравурного пианизма. Вместо этого Брамс предложил концерт в строгом стиле большой симфонии. И в своём Втором концерте Брамс остался непоколебимо верным своим принципам – но на этот раз публика была охвачена восторгом.

Точно так же реагировали и слушатели в Золотом зале: Нельсон Фрейре блистал высочайшим техническим совершенством в чарующих, наполненных энергией, пассажах. В медленной части его интимное, почти камерное исполнение, совместно с оркестром из Санкт-Петербурга, произвело сильное впечатление.

Стилистическая гибкость оркестра была поразительной – переход от Брамса к Шостаковичу удался, как будто их разделял лишь один маленький шаг. Благодаря Юрию Темирканову, музыканты Филармонического оркестра создали в высшей степени актуальную звуковую картину. Голоса были чётко артикулированы, сыгранность – точнейшей, при этом исполнение отличалось живостью и технической уверенностью. Впечатляющие примеры истинных мгновений музыки, которыми этот вечер был наполнен прямо-таки до отказа!

Флориан Кренштеттер / Florian Krenstetter

Перейти к оригиналу статьи >>
 

 Петербуржцы:
скупая жестикуляция, богатое содержание

 27.11.2012 (Die Presse)

Российские музыканты филармонического оркестра под управлением дирижёра Юрия Темирканова блестяще выступили в венском «Музикферайне». В первый вечер их гастролей солистом был Нельсон Фрейре.

Каково было удивление, когда в 1988 году в качестве преемника многолетнего главного дирижёра Евгения Мравинского выбрали не Мариса Янсонса, считавшегося фаворитом, а художественного руководителя Санкт-Петербургского Мариинского театра Юрия Темирканова! Многие задавались вопросом: сможет ли он сохранить уровень известнейшего советского оркестра? Уже известно: он смог. Темирканов и его филармонический оркестр – Санкт-Петербургский, как он теперь называется, образуют идеальный симбиоз, который был продемонстрирован уже в первый вечер их гастролей в Вене.

Придётся надолго задуматься, прежде чем удастся вспомнить столь же захватывающее исполнение Десятой Шостаковича. Уже одно то, что Темирканов, дирижируя, как обычно, без палочки, почти минималистическими движениями добивался подвижек темпа, достигал нагнетания, формировал переходы, было событием. Должно брать с него пример не только более молодым коллегам, которых любят называть «восходящими звёздами», но и каждому, стоящему перед оркестром.

Таким образом, безошибочно уверенно сыгранные друг с другом музыканты могли сосредоточиться на содержании этой ми-минорной симфонии, расширить её эпический простор, с блеском исполнив стремительную вторую часть, не сорвавшись при этом в пустую виртуозность. При исполнении этой симфонии, посвящённой обширной теме мира, существует определённый соблазн: ограничиться эффектным акцентированием её виртуозных фрагментов. Властная драматургия Темирканова уверенно избежала этого.

Нельсон Фрейре необыкновенно играет Брамса.

Для первой части своего первого гастрольного выступления в Вене (вторая была представлена произведениями Прокофьева, Мендельсона и Дворжака) гости из России привезли с собой классику: Второй концерт для фортепиано Брамса. Воля случая или осознанная режиссура была в том, что накануне он прозвучал в Концертхаусе  в исполнении Венского филармонического оркестра под управлением Андриса Нельсонса и солистки Элен Гримо? Обращали на себя внимание не только различие в жестикуляции обоих дирижёров – размашистой у Нельсонса, спартанской у Темирканова, но и подход солистов к этому сочинению, которое Брамс небрежно именовал «парой пьесок для фортепиано». Как раз этим-то опус в четырёх частях и не является. Напротив, эта вещь – сложнейшая как в техническом, так и в музыкальном аспекте, здесь требуется исключительное владение техникой, чтобы можно было сосредоточиться на всех музыкальных тонкостях. Нельсон Фрейре продемонстрировал это всей своей красноречивой музыкальной интерпретацией. Гримо удались некоторые красивые лирические моменты, но конкурировать с подчёркнуто широким «дыханием» Фрейре у неё не получилось. Фактурная насыщенность её партии создавала ей слишком ощутимые проблемы. 

Перейти к оригиналу статьи >>
 

Der Standard, Вена, 28 ноября 2012 года

Старая школа - согревающая пища для ушей

Симфонический оркестр Санкт-Петербургской Филармонии играет в «Музикферайн» (Обществе любителей музыки) Шостаковича и Брамса

Штефан Эндер / Stefan Ender

Вена – это чудо. Этот тон, эта манера игры – как будто из другого времени. Энергичный прямолинейный взлёт струнных, их размашистое, сочное, калорийное звучание: оно прямо-таки захватывает в крепкие объятья, из которых не так просто освободиться. Ударник на малом барабане, видимо, успешно прошёл армейскую службу. Очень энергичная группа деревянных инструментов; выдающееся соло фагота – как бальзам на душу.

Также любопытны визуальные впечатления: стрижки «лесенкой» и «конские хвосты» у мужчин, причёски в стиле незабвенной Лотты Ленья и белокурые локоны а-ля Кристина Эпплгейт у женщин. Бледность тонкого как спичка юного музыканта, исполнявшего соло на валторне, отсвечивает серебром.

Старая школа в чести у бывшего царского придворного оркестра, у музыкантов Санкт-Петербургской Филармонии. Юрий Темирканов получил пост главного дирижёра этого музыкального коллектива ещё до того, как Алоиз Мок превратил железный занавес в проволоку. Темирканов сосредоточен почти исключительно на партитуре, железно задаёт ритм правой рукой и лишь изредка совершает активный жест.

Да! В отдельных случаях брутальность, представленная Шостаковичем в его 10-й симфонии, могла бы сочетаться с большей остротой, элегические пассажи – с большей эмоциональной открытостью, танцевальная третья часть – с утончённой деликатностью. Но во второй части слушатели получили представление о пугающих силах, которые могут быть присущи этой нации.

Нюансы, декадентские тонкости, высокие душевные порывы? Да бросьте, Нельсон Фрейре во Втором концерте для фортепиано Брамса и не пытался позволить им на самом деле увлечь себя. Те, кто ожидали в качестве оркестрового биса увертюру Глинки к «Руслану и Людмиле», приятнейшим образом обманулись в своих ожиданиях, получив «Нимрода» Элгара. Последняя согревающая пища для ушей. Пройдём с ней сквозь зиму.

Перейти к оригиналу статьи >> 

Ю. Темирканов:
«Если исчезнет музыка,
человечество вернется в каменный век»

Гастрольные выступления оркестра Санкт-Петербургской Филармонии в Мегароне продолжатся 23-24 ноября

«Русский он, русский!...». Со свойственным ему жаром перебивает меня Юрий Темирканов. Я хочу спросить маэстро, считает ли он, что знаменитый оркестр Санкт-Петербургской филармонии, которым он руководит с 1988 года, представляет русскую культуру или все же его правильнее называть мировым оркестром. Он так настаивает на своем ответе, что даже отвечает сразу на английском языке, хотя весь остальной разговор мы ведем по-русски через переводчика.

Заслуженный музыкант особенно гордится тем, что его оркестру удается сохранить свой неповторимый характер. И это в эпоху, когда все, даже музыка, становятся жертвами глобализации. Как же он определяет русский звук? «Чтобы понять, что такое русский звук, достаточно просто услышать его один раз».

Наш разговор произошел незадолго до начала первого концерта Симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением Темирканова в афинском «Мегарон Мусикис» 22 ноября.

Темирканов будет дирижировать оркестром и в понедельник, 23 ноября. В программу второго концерта входят Концерт для фортепьяно Шумана (солист грузинская пианистка Элисо Вирсаладзе), Классическая симфония Прокофьева и Симфония №8 А. Дворжака. На третьем и завершающем концерте, который состоится в Афинах 24 ноября, Темирканова за пультом сменит другой российский маэстро из более молодого поколения, Николай Алексеев.

Темирканов, которому в этом году исполнится 74 года, выступает в Мегароне с первого года его основания и любит и этот концертный зал, и Афины. По его мнению, в эпоху тяжелого кризиса, которую сейчас переживает наша страна, музыка и искусство в целом необходимы как никогда.

«Мне тоже довелось пережить кризис, когда Россия переходила от коммунизма к новому времени», - говорит маэстро.

«В те годы многие находили надежду и утешение в искусстве. В 1990-е годы политическая ситуация в стране была очень трудной. Прошло время, и когда к власти пришел Путин, я поехал в Москву и попросил аудиенции. Я объяснил ему, как России необходима культура, мы долго разговаривали, и, в конце концов, Путин решил выделить крупным оркестрам дополнительные дотации. Теперь у нас все в порядке…»

Считает ли он, что классическая музыка сейчас находится в упадке? «Этот вопрос обсуждается уже много лет», - отвечает Юрий Темирканов. - «Мне все это напоминает стариков, которые ругают молодое поколение и сетуют, что в их годы все было лучше. Классическая музыка – это часть мирового наследия. Если она исчезнет, исчезнет человечество».

Маэстро считает, что стареющая аудитория на концертах классической музыки (с чем он согласен) – это не самая большая проблема. «Самое важное для нас, это выиграть борьбу с массовой культурой, которая льется на нас с экранов телевизоров и из Интернета. Всем тем, что взывает к худшим человеческим инстинктам…»

Почему же тогда эта культура так популярна? «Потому что она доступна, удобна, не требует умения думать. Мне, например, нравится рыбалка. Чтобы ловить рыбу, не нужно думать, переживать; это просто хобби. Однако культура такой быть не должна. Настоящая культура повышает уровень общества».

Удастся ли классической музыка выиграть в этой борьбе? «Она обязана выиграть. Иначе мы все вернемся в каменный век».

 

Перейти к оригиналу статьи >>

 

Темирканов и Фрейре –
концерт между сверканием и задушевностью


Luc Vermeulen

Зал Генри Ле Бёф ещё помнит звучание пятидесяти музыкантов, выступавших на сцене вечером в среду в рамках третьего вечера Музыкального Марафона, посвящённого симфонической музыке. Дирижёр Юрий Темирканов и его оркестр Филармонии Санкт-Петербурга с трепетом исполнили сочинения Сергея Прокофьева, а Нельсон Фрейре устроил нам настоящий праздник, мастерски исполнив второй концерт для фортепиано с оркестром Брамса. Чтобы усилить нашу радость, организаторы фестиваля запланировали ряд мероприятий - шестьдесят человек были допущены на генеральную репетицию оркестра, а после концерта состоялась публичная встреча с пианистом в "Bozar Shop". Генеральная репетиция по сути заново научила нас прочтению музыки. Хотя я должен признаться – скупость речи Юрия Темирканова да и используемый им язык, отнюдь не облегчили нам восприятия...

Однако предвкушение концерта, царившее в узком кругу, было просто волшебным... Появление у фортепиано человека, одетого в рубашку и небрежно накинутый на плечи свитер, вызвало во мне ощущение, словно этот большой дядя, прибыв издалека после ужина в кругу семьи, просто решил присесть за рояль и погрузиться в воспоминания. Слушатели благоговейно отдались музыке, правомерно считая, что переживаемое мгновение уникально, а память о нём станет священной... Но вот музыка внезапно прервалась, дирижёр прошептал несколько слов, и музыкально интонируемая речь изменила трактовку.

Спустя час начался концерт. Он открылся "Классической" симфонией Прокофьева. Эта пьеса, датируемая 1916-1917 годами, странно созвучна наследию Моцарта и его современников. На самом деле такое совпадение отнюдь не случайно - Прокофьев написал эту симфонию в стиле нового течения неоклассицизма, вдохновившись симфонизмом Гайдна. Характеристичность смешанной гармонической речи молодого композитора сотворила оригинальную работу, восхитительно переданную оркестром, особенно аккуратным благодаря очень точному жесту русского дирижёра.

Второе сочинение Прокофьева, прозвучавшее в концерте - две сюиты из балета "Ромео и Джульетта", сочинённых примерно двадцатью годами позднее симфонии. Эта музыка в стиле модерн чрезвычайно драматична, мы словно погружаемся в мир кинематографа. Полная контрастов, она содержала как напряжённые моменты, достойные фильмов Хичкока, так и весёлые, жизнерадостные страницы. Особенно поразила филигранность оркестра, разнообразие и неожиданность тембров. Тенор-саксофон и челеста, контрафагот и туба - такие противопоставления порождали самые разнообразные ситуации. Этот опус Прокофьева, встреченный овациями, завершил первую часть концерта.

После антракта атмосфера в зале стала умиротворённой. Одетый во фрак Нельсон Фрейре исполнил концерт для фортепиано с оркестром №2 Брамса с поразительной лёгкостью, то смело противопоставляя свою парию массе оркестра, то объединяясь с ней.

В конце концерта небольшая часть публики ушла, в то время как многие остались и бурными аплодисментами требовали бис. Тогда, в обстановке, близкой по тонусу репетиционной, пианист доверительно одарил нас Интермеццо ор.119 №1 Брамса, наполнившим зал огромным страданием. Но затем наши слёзы превратились в улыбки, и мы отправились на встречу с артистом. Откуда ушли весёлые и счастливые, получив автограф маэстро.

Вам я и вручаю «автограф» этого вечера...

Перейти к оригиналу статьи >>

Смотреть видео >>

Юрий Темирканов играет Прокофьева и Чайковского

Борис Белкин (скрипка) и Николай Демиденко (фортепиано)
Заслуженный коллектив России
академический симфонический оркестр
Санкт-Петербургской Филармонии
Театр Champs-Élysées, Париж
17 и 18 ноября 2012

У парижан уже сложилась привычка приходить на авеню Монтень, чтобы услышать оркестр царского города и его превосходного руководителя. В этот раз они прибыли в Париж 16 ноября, и два следующих вечера мы с большим удовольствием провели вместе с ними.

Концерт №2 для скрипки с оркестром Прокофьева (g-moll op.63 1935) не был сыгран с таким вкусом, как можно было ожидать. Конечно, благодаря Темирканову музыка с первой же ноты наполнилась гибкостью и вдохновением, но вступление солиста задало иной тон прочтению - полнокровный, жизнелюбивый, но не особенно музыкальный и слишком цветистый. Если сравнить это исполнение со звучанием Концерта №1 D-dur ор.19, слышимого нами неделей раньше (см.хронику от 10 ноября 2012), то надо признать, что нынешний концерт стал абсолютным антагонистом предыдущего. Так могучий звук Бориса Белкина был противопоставлен бесконечной аккуратности очень элегантного оркестра.

Центральная часть, Andante, удалась лучше всего. Белкин развернул её замечательным струящимся пением, в то время как дирижёр берёжно хранил невыразимо драгоценные кристаллики тембров. Реприза изменила тему (медь и контрабасы legato, солист pizzicato), приведя к звучанию редкостной плотности. Заключительное Allegro содержало мучительное приближение к вершине в партии скрипки и катастрофическое отсутствие подобного в партии оркестра.

На следующий день - всё наоборот. Николай Демиденко в тесном контакте с петербургским дирижёром и оркестром представил незабываемую интерпретацию третьего фортепианного концерта (ор.26 C-dur 1921) Прокофьева. Деревянные духовые в начальном Andante создали нежную полутень, на фоне которой солист стал чеканить тему, проговаривая её тонко и сосредоточенно, постепенно подводя к легкомысленно развернувшимся ударным пассажам в Allegro. Движение оркестра, проворное и лёгкое, но такое волевое, порой подчиняло себе солиста. Вкрадчивый звук, которым Николай Демиденко открыл среднюю часть, показал его изобретательность и отличную технику. Струнные сыграли с изысканной мягкостью. Последняя часть усилила внутреннюю концентрацию чувственности. Её партитура очень красочна – завитки фортепиано и сольной виолончели вступают в диалог, образуя абсолютную взаимосвязь.

Четвёртая симфония Чайковского вернула нас из ХХ века в прошлое (на сорок четыре года назад). С первых нот вступления Юрий Темирканов сразу же завладел залом, чрезвычайно сгустив медленный темп. Следующий раздел Andante sostenuto был исполнен с ощущением необъятной широты, а партия виолончелей звучала с несравненным совершенством. Затем «воспламенились» деревянные духовые, тема постепенно стала выявлять свой характер - moderato. Ревнивое внимание к деталям и широкий всеобъемлющий взгляд дирижера привели к созданию глубокой и изысканной картины. Подчёркивая контрасты немного сильнее, чем это привычно, Темирканов показывает слушателям, что именно Прокофьев взял у Чайковского, в частности для "Ромео и Джульетты". После Andantino возник коренной контраст - мы отведали удивительно рельефное Скерцо, с бесконечно богатым динамизмом, истинно балетное в штрихах. Финал гордо завершил эту серию русских концертов.

В эти два дня прозвучали ещё восемь фрагментов из балета "Ромео и Джульетта" ор.64, собранные в две сюиты, современные Второму скрипичному концерту. Юрий Темирканов прекрасен в работе над сюитой. "Монтекки и Капулетти" пленили деликатно трактованной переоркестровкой арфы/челесты с наивным простодушием кларнета. "Джульетта-девочка" захватила элегией виолончелей, исполненной с поразительной мощью. Восхитил лирический "Танец". Камерный "Танец антильских девушек" удивил широким дыханием. В номере "Ромео у Джульетты перед разлукой" слышалось скрытое предчувствие опасности. Хлёсткие, непоправимые как пощёчина "Маски", мучительное скандирование в "Смерти Тибальда"… Оркестр словно танцевал!

Перейти к оригиналу статьи >>

 

MC2 Гренобль

Дирижёр - Юрий Темирканов

Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской Филармонии

 

14 ноября 2012
Прокофьев: Симфония №1 D-dur «Классическая» ор.27
«Ромео и Джульетта» две сюиты для оркестра ор.64b
Шостакович: Симфония №5 d-moll ор.47

В мире есть чудесное постоянство: не смотря на все различия, политические перемены, исторические драмы искусство всегда встречается со своими служителями. Оркестр филармонии Санкт-Петербурга и его руководитель Юрий Темирканов - пример подобного трогательного постоянства. Этот оркестр со 130-летней традицией (он основан в 1882 году), бросает вызов обстоятельствам и случайностям. Он был, есть и будет всё таким же необыкновенным.  

14 ноября в программе прозвучали произведения двух композиторов, игравших в прятки со сталинским режимом, живших своей внутренней жизнью и сочинявших вне закосневших схем и направлений – Прокофьева и Шостаковича. Программа состояла из Классической симфонии Прокофьева, написанной в 1918 году, Пятой симфонии Шостаковича (1937 год) и оркестровой сюиты из "Ромео и Джульетты" Прокофьева, того же года создания.

За то, что этот императорский оркестр (основанный Александром III для своего двора) приехал в Гренобль, надо благодарить Мишеля Ориера - генерального директора министерства культуры Франции и бывшего директора МС2.

Юрий Темирканов - преемник легендарного Мравинского, на протяжении 50 лет стоявшего во главе оркестра. Темирканов учился в Ленинграде игре на скрипке и альте, он – носитель русской дирижёрской традиции, выпускник Ленинградской консерватории, в 27 лет начал карьеру, открывшую перед ним весь мир. В 1988 году он стал преемником Мравинского. Интересно, что спустя год преемником Караяна становится Аббадо. Встать во главе оркестра после «незаменимого» - вызов, требующий большой смелости. Но если Филармония Берлина меняется с каждым руководителем, то Филармония Петербурга остаётся неизменной. На Западе сейчас оркестры многоязычны, многонациональны, и порой их корят в единообразии и бездушности. Напротив, петербургский оркестр действительно национален, это оркестр с глубокими корнями, несравненный по звуку и репертуару, с яркой индивидуальностью. При этом Юрий Темирканов необычайно скромен в жесте, порой до минималистичности. Он дирижирует скорее знаком, чем жестом, использует обе руки, отказавшись от палочки. Возникает "слышимый знак", подтверждённый улыбкой в уголке рта. Темирканов не зажимает музыку в руках, но ласкает, щекочет её, сопровождая сотворение звука скупым жестом. Есть части, в которых движутся не сами руки, а лишь кисти.

Темирканов "прост", добиваясь внимания оркестра лишь взглядом или тенью улыбки. Но в результате оркестр необычайно точно реагирует на знаки дирижера. Редко я слышал звук струнных такой полноты и такой глубины, как в этом фантастическом коллективе. И нет никакой механистичности! Экстраординарный контроль, и в то же время радость, передаваемая многочисленными улыбками на лицах оркестрантов. Радость и спокойствие. Такое спокойствие держит горы. Здесь ни дирижёр, ни музыканты не делают выспренних жестов, в оркестре нет движений как в беспокойном море, звук будто исходит из недр идеально смазанного механизма.

Стоит зазвучать первой ноте Классической симфонии, как сразу слышно намерение Прокофьева дать отсылку к симфонизму Гайдна. Ведь и состав оркестра аналогичен составу XVIII века. Кстати, наверняка здесь не обошлось без влияния Глиэра, учителя Прокофьева в детские годы, который всегда был большим поклонником творчества Гайдна. Но на стилистику этой симфонии сильное воздействие оказал XX век, век в котором уже родилась Нововенская школа. Я привык к исполнению этой симфонии Аббадо - энергичному и элегантному. Темирканов преподносит Прокофьева очень утончённо, с большим изяществом и лёгкостью. Largetto ещё раз подтвердило это, прозвучав с оттенком салонной тонкости и, в то же время, настоящим напряжением. Великолепное завершение части на динамическим нагнетении, словно "бег звука", остающийся до конца очень властным. (Ах, флейты!)

Сюита "Ромео и Джульетта" представляет собой фрагменты первого большого балета советского периода творчества Прокофьева. Существует 3 сюиты (третья мало известна), в которых фрагменты следуют не в сценическом порядке. Открывается первая сюита пьесой "Монтекки и Капулетти", вмещающей весь антагонизм, великий и неистовый. Некоторые моменты сюиты неодолимо напоминали "Петю и волка". Оркестр умело контролирует динамику и ритм - лёгкий, танцующий и синкопированный. Мне очень понравилась нежность, сладость и жизнерадостность "Джульетты-девочки". Особенно впечатлила ласковость, с которой дирижёр увёл оркестр на пианиссимо, так что "Маски" прозвучали с налетом мистической иронии. Разнообразие, окраска звука и блестящая техника расцветили это сочинение Прокофьева. Поразила способность Темирканова добиться от оркестра невероятных оттенков красок, тяжести или лёгкости, тонкости или грубости... И всё это соткано в пламени музыки!

Как известно, Шостакович сочинил свою Пятую симфонию "как ответ композитора справедливым критикам" после ужасного приёма Сталиным его оперы "Леди Макбет Мценского уезда", с которой по сути началась опала композитора. Он уже видел себя арестованным. Шостакович написал симфонию по фактуре очень классическую, привычной протяженности (40 минут) и в четырёх частях (moderato, allegretto, presto, allegro non troppo). Работая, он хотел показать послушание и разъяснить тем, кто хотел его выслушать, что критика несправедлива. Внешне оптимистичный финал симфонии болезненно контрастирует с ее первой частью. Но что меня удивляет, это повсеместная перекличка с Малером. Largo (третья часть), исполняемая струнными и гобоем, стала почти символом. Струнные петербургского оркестра были чудесны, возвышены. Благодаря им возникала напряжённая сила и бесконечная грусть, наплыв эмоций. О финале хочется сказать словами "проклятой" оперы: "Восторг радости был достигнут путём угроз". Вновь возникает параллель с Малером, но теперь это "Малер в радости". Шостакович рисует коллективную истерию, передавая её в финальном crescendo струнных с их оживлённым, прерывистым движением. Шостакович не радостен, но он занял позу, "положение радости", и в ней - его убежище.

Огромный успех, необыкновенный бис - напряжённый и технически сложный, и концерт окончен. Выходя из зала, сожалеешь, что приезжая в Гренобль, русский коллектив даёт лишь один концерт. В зале было немало пустых мест, наверное, по причине исключительной для Гренобля цены на билеты. Очевидно, что отсутствующие совершили ошибку и очень большую, поскупившись приобрести билет - ведь рай цены не имеет.

 

 Перейти к оригиналу статьи >>

Урок благозвучия родом из России


Le Monde.fr | 19.11.2012 à 12h54
Marie-Aude Roux

После Лиона и Гренобля Заслуженный коллектив России академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской Филармонии и его руководитель прибыли в Париж, чтобы дать два концерта в Театре Champs-Elysées 17 и 18 ноября. 

Дирижирование Юрия Темирканова похоже на волшебное погружение в мир, который был бы для нас уже потерян, если бы не великий дирижёр, один из последних титанов прошлого века. Темирканов - художественный руководитель легендарного оркестра Ленинградской Филармонии, расцвет которого начался с приходом Евгения Мравинского в 1938 (это же и год рождения Темирканова). Этот баснословный коллектив был лучшим коллективом мира на протяжении пятидесяти лет. Закончилась эта эпоха в 1988 году смертью Мравинского. 

Темирканов стал ассистентом Мравинского в 1966 году после победы на престижном советском конкурсе дирижёров. Позднее он был художественным руководителем Кировского театра. Кроме того, Юрий Темирканов - приглашённый дирижёр многочисленных английских оркестров (например Лондонского королевского оркестра). После кончины Мравинского Темирканов пришёл в Филармонию ему на смену. 

Борис Белкин.
"Выразительность, свободная от сентиментальности".

Темирканов, сам бывший когда-то скрипачом и альтистом, выбрал своего соотечественника Бориса Белкина для исполнения Второго скрипичного концерта (ор.63) Прокофьева. Белкин - советский скрипач, эмигрировавший на Запад в 1974 году, когда ему было 26 лет (вскоре он получил Израильское гражданство). 

Во Втором скрипичном концерте, где многие предпочитают подчеркнуть чистую форму, исполняя его с раздражающей сухостью, Белкин передаёт полноту чувства с тонкой элегантностью и безрассудством. Его звук - круглый, благородный. Смычок сверкает в руках как тонкая рапира. Особенно хороша вторая часть - в ней долгое пение одинокой чувственной скрипки эффектно оттеняется струнными и кларнетами. В заключительной части, столь же блестящей, как и предыдущие, Борис Белкин и его скрипка Болонского мастера Roberto Regazzi с точностью передают атмосферу терпкого воодушевления.

Современник концерта  –  сюита из «Ромео и Джульетты», первого большого балета советского периода творчества Прокофьева. Он был написан в 1935 году, перед возвращением композитора на родину из-за границы, где он прожил восемнадцать лет. Восемь оркестровых пьес, собранные в две сюиты, снова напомнили о напряжённости русского лиризма. В этом произведении уже нет экспрессивной неистовости, характерной сочинениям предыдущего периода творчества Прокофьева. Исполнение сюиты вновь показало невероятное качество оркестра Филармонии, энергичность и  молодость его духовых, неистовствующих в дикой звучности, когда кажется, что сама материя становится ощутимой.

Чистое пианиссимо

Неровная линия гобоя, саркастические фаготы, короткий лай контрафаготов - вот звучание концерта. Медь с охающими сурдинами и ударные разрываются в воинственной атаке. Каждый пульт струнных - островок сопротивления. Несколько пассажей солиста звучат как целый концерт. Вступление контрабасов - как удар. Невероятно разросшаяся сочная звучность, пышная до грубости, хотя и не без утончённости.

Усталый Темирканов, собранный и бережливый, вытягивает это оркестровое море на пианиссимо, нежное, как одежды молоденькой девушки. Все играют так, словно музыка бесценна. Фантастическая техника, весь коллектив как единое целое. В «Смерти Тибальда» струнные играют с невероятной экспрессией.

В следующий раз в Театре на Елисейских полях Темирканов выступит со своим оркестром 17 июня 2013 с программой, посвященной музыке русских балетов. Но еще до этого Маэстро можно послушать в Париже c Оркестром де Пари 14 и 15 февраля в зале Плейель.

Перейти к оригиналу статьи >>

 

 

Юрий Темирканов –
вдохновлённый защитник лиризма Прокофьева

22 ноября 2012
Joseph Thirouin

Париж. Театр Champs-Élysées.

17.11.2012
С.Прокофьев (1891-1953) – Концерт №2 для V-ni с oркестром g-moll op.63, 
«Ромео и Джульетта» оркестровая сюита ор.61b 
Борис Белкин - скрипка

18.11.2012
С.Прокофьев (1891-1953) – концерт №3 для фортепиано с оркестром C-dur, op.26,
П.Чайковский (1840-1893) – симфония №4 f-moll op.36
Николай Демиденко - фортепиано

Заслуженный коллектив России
академический симфонический оркестр
Санкт-Петербургской Филармонии

Дирижёр – Юрий Темирканов

Прошедшие концерты вызвали в памяти минуты, проведённые в этом зале четыре года назад - тот же дирижёр, тот же оркестр исполняли тогда Классическую симфонию Прокофьева с непередаваемой живостью и весельем. Возможно, часть слушателей сожалела, что на этот раз Первая симфония не была в программе, но это разочарование не оставило осадка в душах людей, и прошедшие два концерта привели к абсолютному завоеванию оркестром признательности аудитории.


Небольшой отрывок Классической симфонии, представленный в анонсе концерта на сайте театра, стал своего рода обобщением программы двух вечеров, в которой был собран мелодический гений Прокофьева, заслуживающий сравнения с Моцартом или Гайдном, сдерживаемый только чёткой ритмикой музыки этого композитора.

Два концерта (для фортепиано и для скрипки) и сюита для оркестра из балета "Ромео и Джульетта" оттенялись Четвёртой симфонией Чайковского. Подобное сопоставление неожиданно выявило родство двух композиторов. Чуткое внимание к русской мелодической традиции, наряду с их неисчерпаемым талантом, привело к тому, что стало почти невозможным отличить темы подлинно народные от сочинённых композиторами. Правда, на творчество Прокофьева наложил отпечаток XX век - это слышно и в гармонических красках, и в способе развития, где ощущение ритмической моторики перекрашивает мелодию, придавая лирике совершенно особенный облик.

Юрий Темирканов чувствует эту прокофьевскую двусмысленность с тонкостью, достойной похвалы. Он ведёт за собой музыку, и два солиста – виолончелист Борис Белкин и пианист Николай Демиденко – следуют за ним. Темирканов не стал традиционно, постромантически, толковать сочинения Прокофьева, подчёркивая контрасты. Нет, новаторство его прочтения - в области темпов. Он сталкивает части,  совершенно немилосердным образом беря экстремально полярные темпы – тяжёло тянущийся  медленный и очень тревожный быстрый. Таким образом, он отдаляется от экспрессивной трактовки музыки Прокофьева, с большим вкусом заново открывая прокофьевский мелодизм. Темирканов преподносит своё видение этой музыки, полной пылкости, шутливости, ужасно обольстительной в своей колючести и терпкости.

В этом ему помогает оркестр, ведь если его манера дирижирования безупречна в своей строгости и элегантности, то и оркестранты не менее восхитительны. Каждый должен мечтать очутиться во главе этого оркестра - его гибкость позволяет добиться роскошных эффектов и агогики, однородность всех тембров, особенно блистательная у струнных, одновременно ни сколь не вредит передаче рельефности музыки. Качество звука у солистов и вовсе ослепительное. Партия ударных скандирует ритм без каких-либо помарок. Особенно стоит отметить точность динамики, например, в моменты тутти, когда музыка буквально «превращается в дыхание».

Скерцо в симфонии Чайковского стало настоящим успехом. Порой эта часть может быть сыграна в раздражающей манере - различные голоса партитуры, каждый из которых поочерёдно проводит тему, сложно привести в порядок, если хочется избежать вульгарности. Но у Темирканова скерцо блистало пленительным огнём, электричеством, ликованием. После тяжести печального Andantino en modo di canzona подобная трактовка скерцо придала ему оттенок «сумасшедшей»  экспрессии. Финал же, сцена всеобщего ликования, тоже избежал тривиальности - качество игры струнных позволило устранить скуку, разбросанную по партитуре. Темирканов использует начальный разбег темы финала для подготовки вторжения "темы рока" из первой части  - "крика" медных духовых, от которого стынет кровь, будто смерть уже близка.

Но вновь звучит музыка Прокофьева, и нам кажется, что она и не умолкала. Борис Белкин во втором скрипичном концерте будто "дышит в унисон" с Темиркановым. Особенно удалась центральная часть – она была сыграна чрезвычайно убедительно: лицо скрипача дополняло выразительность музыки, а аккомпанемент пиццикато струнных был преисполнен лёгкой насмешки. Вступление кастаньет придало финалу испанский оттенок, и он был сыгран крайне бурно и с удальством, что доказало – Борис  Белкин в равной степени владеет и технической, и эмоциональной стороной партитуры.

Сюита из Ромео и Джульетты действительно была сыграна совершенно. Известнейшая пьеса "Монтекки и Капулетти", которая открывала второе отделение концерта, задавала тон и беспощадным, и меланхоличным местам. Интересно, что ритмическая жизненность Темирканова «созвучна» с партитурой балета.

При всём уважении к пианисту Николаю Демиденко нельзя промолчать, что в его исполнении явно не хватало чувствительности. Третий концерт позволяет конечно умерить настоящие темпы, но тогда музыка становится более резкой. Жаль, что заключительный апофеоз - скользящие гирлянды у фортепиано, светящиеся и чистые, был сыгран как на экзамене по сольфеджио.

И, наконец, отметим привычку Темирканова на бис предлагать публике отрывки, не имеющие отношения к программе, очень популярные, даже «заигранные» (транскрипция "Испанского танго" Альбениса, например), позволяющие оркестру блеснуть в последний раз. Такой подход, несомненно, достоин Прокофьева!

Перейти к оригиналу статьи >>

 

19 ноября 2012 года
Амстердам
Concertgebouw 

Смотреть видео >>

 

Администрация Новгородской области. 02.10.2012 г.

Организаторам II Международного фестиваля русской музыки, который проходил в Старой Руссе, вручили знаки «1150-летие зарождения российской государственности»

Заместитель Главы администрации области Александр Смирнов вручил организаторам II Международного фестиваля русской музыки, который проходил в Старой Руссе с 21 сентября по 1 октября 2012 года, знаки «1150-летие зарождения российской государственности». Торжественная церемония прошла 1 октября в рамках закрытия фестиваля. Памятные знаки получили художественный руководитель фестиваля – Заслуженный артист России, пианист Владимир Мищук, Народный артист России, дирижер Николай Алексеев, организатор фестиваля, председатель комитета по культуре и делам молодежи Администрации Старорусского муниципального района Елена Иванова, руководитель Центра культуры «Русич» Александра Джумаева. Заместитель Главы администрации области Александр Смирнов отметил, что «Международный фестиваль русской музыки стал настоящим праздником для города и региона. В нем приняли участие музыкальные коллективы, известные в стране и во всем мире, они исполнили знаменитые произведения русской классической музыки. Фестиваль проходил в Старой Руссе – поистине уникальном городе, который в 2015 году отметит свое тысячелетие». Глава Старорусского муниципального района Андрей Быков выразил признательность организаторам и спонсорам, благодаря которым состоялся II Международный фестиваль русской музыки, и пообещал, что мероприятие станет традиционным.

В рамках закрытия фестиваля на сцене центра культуры «Русич» выступил заслуженный коллектив России Академического Симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии им.Д.Д.Шостаковича. Дирижер – Народный артист России Николай Алексеев, солист – Заслуженный артист России – Владимир Мищук (фортепиано).

В целом же программа фестиваля включала в себя симфоническую, камерно-инструментальную, вокальную и оперную музыку России. Исполнялись знаменитые произведения классиков отечественной композиторской школы - Глинки, Даргомыжского, Мусоргского, Римского-Корсакова, Чайковского, Рахманинова, Щедрина. Художественный руководитель фестиваля – Заслуженный артист России, пианист Владимир Мищук – личность, чей масштаб не только как исполнителя, но и инициативного и успешного общественного деятеля, организатора многих успешных проектов, в том числе многолетнего фестиваля «Просто друзья», мастер-классов, проводимых в Академической Капелле Санкт-Петербурга звездами мирового пианизма Фу Цонгом и Розалин Тюрек, известен во всем мире, а его авторитет от Петербурга и Москвы до Токио очень высок.

Владимир Мищук привлек к участию в фестивале артистов, которые действительно являются сегодня звездами отечественного и мирового исполнительского искусства, и такие же прославленные коллективы. Среди них: дирижер Николай Алексеев, виолончелист Сергей Ролдугин, певица Елена Миртова, Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр СПб филармонии, солисты Петербургского Дома музыки, лауреаты международных конкурсов Алексей Васильев, Александр Маслов, Мигран Агаджанян, Ольга Толкник, хор мальчиков Санкт-Петербургского хорового училища им. М.И.Глинки, молодежный симфонический оркестр им.А.Р.Паулавичуса. Их участие – само по себе стало гарантией высочайшего уровня события и огромного масштаба концертного мероприятия.





02.10.2012 г.

В Старой Руссе завершился
II Международный фестиваль русской музыки

muzfest021012.jpg

Вчера, 1 октября, в Старой Руссе завершился II Международный фестиваль русской музыки.

Весьма знаменательно, что торжественное закрытие фестиваля совпало не только с праздником иконы Старорусской Божией матери, но и с Международным Днём музыки. Выступление заслуженного коллектива России, академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии имени Дмитрия Шостаковича под управлением дирижера Николая Алексеева, стало для ценителей классической музыки настоящим подарком. В первом отделении на сцену, в качестве солиста (фортепиано), вышел инициатор проведения фестиваля в Старой Руссе и его художественный руководитель Владимир Мищук.

Оркестр исполнил Концертный вальс №1 Глазунова, Концерт №3 для фортепиано с оркестром Прокофьева и симфоническую сюиту по «1001 ночи» «Шехеразада» Римского-Корсакова.

Публика столь тепло принимала музыкантов, что им пришлось несколько раз под громкие аплодисменты зала выходить на сцену и играть на бис. По окончании выступления зал в знак признательности зал аплодировал стоя.

По окончании концерта заместитель главы администрации Новгородской области Александр Смирнов обратился к участникам и гостям фестиваля:

- Международный фестиваль русской музыки стал праздником для всех жителей Новгородской области. Старая Русса - город своеобразный: очень древний, с богатейшими историческими традициями. В 2015 году мы отпразднуем юбилей тысячелетней истории Старой Руссы, а пока в Новгородской области идёт празднование 1150-летия зарождения Российской государственности. Разрешите мне в честь 1150-летия зарождения Российской государственности вручить специальные знаки организаторам фестиваля.

Знаками «1150-летие зарождения Российской государственности» были награждены художественный руководитель фестиваля русской музыки в Старой Руссе Владимир Мищук, дирижёр Санкт-Петербургской филармонии, народный артист России Николай Алексеев, председатель комитета по культуре и делам молодёжи Старорусского района Елена Иванова, директор муниципального автономного учреждения культуры «Русич» Александра Джумаева.

 

Спасибо, маэстро Темирканов!

 

Елена Маркелова

Гастроли в Саратове Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением народного артиста СССР Юрия Темирканова уже сегодня можно смело назвать событием года в культурной жизни Саратова. Два концерта в Саратове - второе выступление прославленного Заслуженного коллектива России в нашей стране за 25 лет.

До нас повезло только Нижнему Новгороду. Именно повезло, потому что, если музыку называют самым изящным видом искусства, объединяющим другие, дирижерская жизнь маэстро Темирканова является квинтэссенцией творчества многих музыкальных гениев.

Программу первого концерта составили симфония №1 «Классическая», концерт №1 для скрипки с оркестром Сергея Прокофьева, симфония №2 Сергея Рахманинова. На втором концерте были исполнены «Кикимора» Лядова, концерт №2 для скрипки с оркестром Сергея Прокофьева и симфония №1 Дмитрия Шостаковича. В начале концерта прозвучала запись голоса великого Мстислава Ростроповича: «Секрет исполнения - это когда ты как будто сочиняешь музыку заново. Музыка - нематериальна. Музыка к человеку - приходит… И такой человек - гений». Во время исполнения оркестром составивших программу концерта произведений ловишь себя на мысли, что если бы не было слышно звуков музыки, то зритель все равно получил бы колоссальное эстетическое удовольствие от одного только движения рук маэстро. Ведь не случайно дирижерскую манеру Юрия Темирканова называют «видимой музыкой». Движением рук дирижер очень точно следует настроению произведения. Он словно пробует ее на ощупь: ласково и нежно, трогательно и требовательно, торжественно и лукаво. Поэтому, интерпретируя того или иного композитора, Юрий Хатуевич словно транслирует нам художественный мир гениев музыкального мира. И слова Мстислава Ростроповича «Музыка к человеку - ПРИХОДИТ» как нельзя кстати звучат в адрес Юрия Темирканова.

В саратовском концерте оркестра Санкт-Петербургской филармонии совпали какие-то абсолютно удивительные вещи. Сама фигура Темирканова самим своим существованием хоть и опосредованно, но соединяет музыкальный Саратов с другими городами мира, в которых великий дирижер стал почетным гражданином. На пресс-конференции, предварявшей концерт, маэстро рассказал, что некогда в Саратове жил его брат, и Юрий Хатуевич любил гулять в Липках с маленькой племянницей. Виртуозная интерпретация произведений Сергея Прокофьева, в свою очередь, стала своеобразным воспоминанием дирижера о собственном детстве. Дело в том, что отец дирижера, Хату Сагидович, возглавлял комитет по делам искусств Кабардино-Балкарии. Во время Великой Отечественной в Нальчик эвакуировали из Москвы мастеров искусств. Среди них находились Владимир Немирович-Данченко, Ольга Книппер-Чехова, Иван Москвин, Сергей Прокофьев. Хату Темирканов создавал необходимые условия для того, чтобы их жизнь в творчестве продолжалась, несмотря на суровые военные реалии. Сергей Сергеевич Прокофьев бывал в гостях у Темиркановых и уже тогда увидел творческие задатки в маленьком Юре. Позже судьба распорядилась так, что Юрий Темирканов был назначен главным дирижером театра имени С.М.Кирова - театра, любимого Прокофьевым с детства.

Готовясь к пресс-конференции с Юрием Темиркановым, среди прочих прочитала одно из высказываний миланской Corriere della Sera о замечательном оркестре: «Изумительные музыканты, каждый - солист, но в абсолютном ансамбле и слиянии с другими». Сам дирижер именно воспитание этой сопричастности в каждом музыканте оркестра называет одним из своих основных творческих принципов. В этом и заключается секрет успеха Заслуженного коллектива России под руководством Юрия Темирканова. Поэтому авторитет оркестра Санкт-Петербургской филармонии в мире необычайно высок. В 1996 году он был признан лучшей концертной организацией в России. Юрий Темирканов выступал со многими крупнейшими симфоническими оркестрами мира: Филадельфийским оркестром, «Концертгебау» (Амстердам), Кливлендским, Чикагским, Нью-Йоркским, Сан-Францисским оркестрами, филармоническими оркестрами Берлина и Вены. В 1979 году Юрий Темирканов стал главным приглашенным дирижером Филадельфийского и Лондонского Королевского оркестров, а с 1992 года он возглавил последний. Несмотря на это, Юрий Хатуевич признается, что приоритетной для него остается работа с коллективом Санкт-Петербургской филармонии. И саратовские поклонники классической музыки смогли в этом убедиться. Спасибо за эту возможность президенту Фонда имени Мстислава Ростроповича Ольге Ростропович.

___________________________

Милан – Театр Арчимбольди:
Темирканов и Филармония Санкт-Петербурга
на фестивале МиТо

 

Юрий Темирканов, постоянный гость концертных залов Милана, предложил для фестиваля МиТо программу, в которой переплетаются языческие и христианские мифы истории и культуры России. Можно сказать, что речь идет о концертах коллектива уже хорошо знакомого нам благодаря частым гастролям. И программа большей частью широко известна и часто звучит в наших залах, за исключением фрагментов из оперы «Легенда о невидимом граде Китеже», представленной несколько лет назад в концертном исполнении как раз в зале Пьермарини. В произведениях Римского-Корсакова, помимо восхищающей богатством палитры оркестровых красок, отметим изысканные гармонические находки, которыми потом воспользуются Прокофьев и Шостакович. Имя Римского-Корсакова по праву можно вписать в число новаторов музыкального языка – языка, который он черпает из наследия русского народа, но без того сказочного и экзотического оттенка, который часто ему приписывают. Менее экспериментальным кажется произведение Прокофьева, где широкая экзальтированная мелодика хоровой партии соединяется с захватывающим эпическим напором оркестровой партитуры. В интерпретации музыки обоих авторов Темирканов достигает максимально возможной ясности тембра и гармонии, с естественностью доводя фразу до кульминации и подчеркивая гибкость фразировки своим жестом, представляющимся внешне слишком сухим и мало разнообразным. Но окончательный результат оказывается чрезвычайно импульсивным и впечатляющим. Часть заслуги в этом, несомненно, принадлежит Филармоническому оркестру Санкт-Петербурга, а также превосходному хору Национальной Академии Санта Чечилии. На первый план выходят медные духовые инструменты, которые именно у Прокофьева были нацелены на то, чтобы добиться совокупного эффекта гармонии и тембра, для которых помимо совершенной интонации потребовались утонченные нюансы. Превосходны также деревянные духовые и, как всегда, – струнные. Особо хочется отметить первую скрипку, солирующую в Римском-Корсакове. Римский хор под руководством Чиро Виско блистает энергичным напором, разнообразием тембра и динамики. Наибольшее впечатление он производит в написанных на латинский текст частях кантаты Прокофьева. Наконец, краткое появление меццо-сопрано Кетеван Кемоклидзе, интонационно точное и страстное, но, может быть, слишком легкое для этой партии. Исполнение имело небывалый успех, и публика с энтузиазмом аплодировала, выражая свое одобрение; Темирканова вызывали несколько раз, но, к сожалению, выступление не было увенчано исполнением на бис, на что так надеялись слушатели.

Перейти к оригиналу статьи >>

 

 

ИТАЛИЯ ВЫЗЫВАЕТ РОССИЮ: ЮРИЙ ТЕМИРКАНОВ

Вечер, посвященный русской оркестровой музыке между
серединой XIX и XX веков

Сравнение ученика и мастера: Хор Национальной Академии Санта Чечилии принимает Филармонию Санкт-Петербурга. При широком выборе предложений этого сезона на фестивале МиТо, был риск уйти на второй план. Но в действительности 8 сентября в театре Арчимбольди Петербург предложил невероятное искушение услышать кантату Прокофьева «Александр Невский» для хора, оркестра и меццо-сопрано, “Светлый праздник» и фрагменты “Легенды о невидимом граде Китеже и деве Февроньи” Римского-Корсакова. А это, ни много ни мало — образцы одной из наиболее выдающихся национальных школ прошлого столетия. Язычество и православие переплетаются на различных уровнях как в религиозном произведении Римского-Корсакова, так и в его самой крупной опере, из которой были выбраны фрагменты, позволившие дать публике возможность насладиться подлинным богатством оркестровых тембров и колорита, и в то же время оченить способность композитора преобразовать народные источники, как церковные, так и светские.Будет ли парижанин Стравинский в большем долгу перед композитором из Тихвина? Здесь уместно отметить, насколько предложенная маэстро Темиркановым и петербургским оркестром интерпретация логично вплетается в одну линию с композиционной идеей и придает экспрессии более непосредственную чистоту. Оказываясь, таким образом, несколько скромной, интерпретация “Александра Невского” (в которой все же обращено значительное внимание на тембры и диссонанс, определяемые партитурой) неизбежно демонстрирует отпечаток восприятия, которое, по природе вещей, не может быть таким же, как в прошлом веке, и на вокальный эксперимент оцененной по достоинству Кетеван Кемоклидзе, эмоционально являющийся, скорее, механическим и сдержанным, хотя и безупречным...

Перейти к оригиналу статьи >>

 

 

Темирканов вновь открывает великую русскую душу

Это четвертый фестиваль МиТо для Юрия Темирканова. В предыдущих сезонах фестиваля знаменитый дирижер выступал с русскими программами, "разбавленными" американской, итальянской и в целом европейской музыкой. Сегодня во главе легендарного Филармонического оркестра Санкт-Петербурга, душой и жестом которого кавказский маэстро является с 1988 года, он возвращается полностью с русской музыкой. С музыкой, которую он впитал с молоком матери, но которую мы слышим довольно редко. Великая русская «Пасха» [«Светлый праздник»],и фрагменты из «Легенды о невидимом граде Китеже», - шедевры Римского-Корсакова, пропитанные философией композиторов «Могучей кучки», которые в конце 19-го века стремились отразить национальную самобытность отечественной музыки, отражая общеевропейскую тенденцию развития национальных школ. Они пересмотрели собственную народную музыку и, как например, в «Светлом празднике, использовали литургические темы православной церкви, смешанные с фольклорными корнями и порывистыми хроматическими всплесками. Другая часть программы (которая уже сама по себе стоит целого концерта) - это произведение «Александр Невский» композитора Прокофьева, великая кантата для меццо-сопрано, хора и оркестра (в данном концерте это были Кетеван Кемоклидзе и Хор Санты Чечилии), которую автор создал на основе музыки к одноименному фильму Эйзенштейна в 1938 году. Из 7 номеров незабываемым было Ледовое побоище, в которое оркестр впрыскивал безостановочную моторную ритмику, сходную с фильмом «Челюсти» Спилберга. Из нее изливается эпическая торжественность встречи крестоносцев-тевтонов, закованных в белые панцири, которые в фильме располагаются клином на льду, и картина битвы всадников с копьями, возглавляемой Александром Невским. Великолепная работа, которая кажется построенной на способности «воспламениться» в едином тембре с Санкт-Петербургом.

НИКОЛЕТТА СГУБЕН 

Перейти к оригиналу статьи >> 

 

 

___________________________

Концертный зал им.Ренье III

1-2 сентября 2012 года

Заслуженный коллектив России
академический симфонический оркестр Филармонии
под управлением Юрия Темирканова 

Юрий Темирканов

Дмитрий Масленников

Денис Мацуев

Лев Клычков

Г-жа Смадар Айзенберг и Дмитрий Масленников


Великий российский музыкант Юрий Темирканов

Во вторник вечером, на фестивале «Музыкальный сентябрь» в Монтрё с программой, исполненной возвышенной лирики, выступил симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии под руководством Юрия Темирканова.

Юрий Темирканов – воплощение русской традиции. У него манеры настоящего джентльмена, а музыканты его оркестра слушаются его, как батюшку-царя. Этот 73-летний дирижёр уже почти двадцать пять лет руководит симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии. Во вторник вечером в концертном зале им. Стравинского в Монтрё, слушатели вознаградили его бурными аплодисментами за прекрасное исполнение Четвёртой симфонии Чайковского. Эта симфония прозвучала очень убедительно, несмотря на некоторые неточности (особенно медных духовых инструментов), которые, несомненно, можно объяснить усталостью оркестра в конце его европейского турне.

Юрий Темирканов за дирижёрским пультом не похож на демиурга, бьющегося в конвульсиях творчества. Ему намного важнее добиться полноценного звучания своего оркестра. Он дирижирует широко, но достаточно сдержанно. При первых же звуках «Светлого праздника» Римского-Корсакова слушатели в зале пришли в восторг от безупречной игры струнных инструментов. За первыми праздничными аккордами (в которых солировали скрипка, виолончель, деревянные духовые, арфа и т.д.) последовал более оживлённый эпизод с трубными звуками медных духовых инструментов. После этого оркестр постепенно разошёлся не на шутку. Разумеется, это произведение Римского-Корсакова часто исполняют точнее и напряжённее, но его интерпретация Темиркановым покорила слушателей красотой своего звучания.

…………………………………………………………………………………………………

Во втором отделении Юрий Темирканов исполнил Четвёртую симфонию Чайковского, неизменно пользующуюся огромной популярностью среди слушателей. Медные духовые инструменты во вступлении звучали немного неточно и вяло. Наибольшее впечатление произвели в исполнении Темирканова элегические части симфонии. Неистовое звучание струнных и деревянных духовых инструментов (сольные партии кларнета, флейты, гобоя и др.) доходило до иступлённого накала эмоций. Юрий Темирканов без колебаний прибегнул к рубато, позволившему дирижёру свободно довести до слушателей всю красоту исполняемой оркестром симфонии. Эпизоды, исполнявшиеся «тутти», поражали неукротимостью своего звучания, хотя иногда и казались немного несвязными. «Скерцо» порадовало своим центральным эпизодом с его кокетливыми партиями деревянных духовых инструментов. В «Финале» оркестр звучал чисто по-русски лихо. Широкое, богатое звучание типично для симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии. На бис были исполнены два восхитивших слушателей произведения: прекрасный томный «Salute d'amore» Э. Элгара и шутливый отрывок из «Пульчинеллы» Стравинского с сольными партиями тромбона и контрабаса. Концерт завершился овацией, за которую дирижёр поблагодарил слушателей, прижав руку к сердцу.

Перейти к оригиналу статьи >>

 

Потоки музыки. Фестиваль «Две недели музыки».
Дворец съездов «Курсаал»

27.08.2012 г., Дворец съездов «Курсаал», г. Доностиа (Сан-Себастьян).

Исполнители: Николай Буров (рассказчик), Кетеван Кемоклидзе (меццо-сопрано), Дмитрий Лавров (баритон), хор «Орфеон Доностьярра», симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии  под управлением Юрия Темирканова.

В программе: симфоническая сюита «Иван Грозный», Op. 116, Сергея Прокофьева. Аншлаг. Последние сто билетов были распроданы в кассе за полчаса до начала концерта. Продолжительные овации и аплодисменты.

Симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии не разочаровал тех, кто стремился побывать на его выступлении, несмотря на слова его дирижёра Юрия Темирканова: «Ошибочно полагать, что мы в состоянии хорошо исполнять только музыку русских композиторов», породившие некоторое смущение в рядах его поклонников, испугавшихся, что Темирканов исполнит грандиозную симфоническую сюиту «Иван Грозный» с нарочитой небрежностью. К счастью, их опасения не оправдались. Разумеется, никому и в голову не придёт подвергать сомнению способность музыкантов русской школы прекрасно исполнять произведения композиторов из других стран, но их игра по хорошо знакомым партитурам их соотечественников неизменно производит на слушателей неизгладимое впечатление.

Чтобы воплотить пластические и повествовательные особенности музыки, написанной Прокофьевым к кинофильму, снятому Сергеем Эйзенштейном, и наилучшим образом использовать все возможности своего оркестра для воплощения  эпического повествование о русском царе Иване IV Грозном, правившем с 1547 года по 1584 год, Темирканов разместил своих музыкантов необычным образом: первые и вторые скрипки расположились друг напротив друга, а остальные струнные инструменты оказались в центре отдельно. Сидевшие в последними контрабасы находились между деревянными и медными духовыми инструментами. Рассказчика поместили на самое видное место рядом с дирижёрским пультом перед двумя солистами и хором.

Концерт произвёл очень большое впечатление. Хор «Орфеон Доностьярра» выступил великолепно, а исполнение музыки Прокофьева симфоническим оркестром Санкт-Петербургской филармонии было непревзойдённым. Хотя некоторые погрешности и имели место, они стали лишь досадными исключениями, на которые никто не обратил внимания на фоне великолепного звучания труб, валторн, деревянных духовых инструментов и ударных, обрушивших на зал потоки музыки, как лаву из жерла вулкана. Темирканов добился мощного звучания оркестра, иногда игравшего даже слишком громко для акустики зала, но музыканты под его руководством проникновенно исполняли и медленную, полную лирических контрастов  музыку.

Поразительное выступление сотни участников хора «Орфеон Доностьярра» было вознаграждено заслуженной овацией. Хор порадовал слушателей своим знаменитым великолепным очень тихим звучанием, а также мощным и очень однородным громким пением, особенно – в потрясающем финале. Большое впечатление произвели женщины своим идеально исполненным в унисон закрытым ртом тихим пением, а также мужчины, торжественно исполнившие номер, в котором солировал баритон. В общем и целом, хор прекрасно справился с поставленной перед ним задачей, хотя тенорам и не всегда удавалось одинаково исполнить самые пронзительные звуки, чем грешили и сопрано.

Со своей стороны, меццо-сопрано Кетеван Кемоклидзе и баритон Лавров своими непродолжительными партиями вместе с Буровым в качестве рассказчика привнесли в концерт оттенок необычного своеобразия, вознаграждённого продолжительной овацией и бурными аплодисментами.

29.08.2012

Перейти к оригиналу статьи >>

 

 

Грандиозный риск


Симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии оправдал все возложенные на него надежды. Он прибыл в Сан-Себастьян в огромном составе. Его 17 первых скрипок, 16 вторых скрипок и остальные музыканты вместе с хором «Орфеон» с трудом поместились на сцене Дворца съездов «Курсаал». Выступление оркестра произвело прекрасное впечатление суровым тембром своего звучания. Медные духовые инструменты отнюдь не старались играть мягко, а струнные сознательно немного «скрипели». Однако виртуозное исполнение музыкантами своих партий позволило Темирканову воплотить в музыке все наиболее потрясающие и монументальные сцены грандиозного музыкального произведения Прокофьева. Риск, на который пошли те, кто организовал в рамках фестиваля «Две недели музыки» этот грандиозный концерт, с лихвой оправдал себя, благодаря достигнутому великолепному результату. 

29.08.2012

Перейти к оригиналу статьи >>


 


Три выдающихся исполнителя на фестивале
«Две недели музыки»: Юрий Темирканов,
симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии
и хор «Орфеон»

Три выдающихся исполнителя: Юрий Темирканов, симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии и хор «Орфеон Доностьярра».

Произведения Прокофьева, Римского-Корсакова, М. Бруха и Чайковского.

Н. Буров, К. Кемоклидзе, Д. Лавров и С. Сёдзи, скрипка. Хор «Орфеон Доностьярра» и симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова. Дворец съездов «Курсаал», г. Сан-Себастьян, 27 и 28 августа.

В начале 70-х годов ХХ века испанские слушатели с нетерпением ожидали гастролей легендарного симфонического оркестра Ленинградской филармонии, выступавшего под управлением не менее легендарного Евгения Мравинского. Перед одним из выступлений Мравинский заболел, и его место за дирижёрским пультом заняли двое его ещё только начинавших свою карьеру молодых ассистентов – Марис Янсонс и Юрий Темирканов. В те времена можно было ещё только надеяться на то, что на их родине рано или поздно восторжествует демократия. Прошло сорок лет, и во главе оркестра, переименованного в Санкт-Петербургский, к нам снова приехал Темирканов. Перед началом концерта среди зрителей в зале, явно не знавших, чего им ожидать, царила немного напряжённая атмосфера. Ведь с момента их предыдущей встречи с этим оркестром распался Советский Союз, и большинство его известных музыкантов, в ущерб качеству звучания оркестра, уехало в Европу, где им платят гораздо больше денег. Даже самому Темирканову пришлось пережить несколько непростых моментов своей биографии. Однако и теперь, сорок лет спустя, в состав симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии входят выдающиеся музыканты, и звучание оркестра, хоть и не совсем такое, как раньше, по-прежнему великолепно. В России и, прежде всего, в родном городе Путина достаточно денег для оплаты их труда, которых теперь так не хватает во многих странах Европейского Союза, который вот-вот затрещит по швам, как Советский Союз. Сорок лет! Как это много! И как это мало!

Темирканов с оркестром прибыли на фестиваль «Две недели музыки» не с пустыми руками, а с таким сложным произведением, как «Иван Грозный», вошедшим в состав первой из их программ, посвящённой произведениям русских композиторов. Партитура «Ивана Грозного» стала результатом сотрудничества Прокофьева и Эйзенштейна, работавших над новым трёхсерийным кинофильмом, который так и не был завершён из-за недовольства советского правительства. В результате возникла симфоническая сюита продолжительностью семьдесят пять минут, в состав которой входит речитатив, отлично исполненный Николаем Буровым в роли «рассказчика», а также – важнейшая партия хора, равноправного партнера оркестра в этом произведении. К всеобщей радости, хор «Орфеон Доностьярра» выступил, как в свои лучшие времена, изящно и убедительно, как в самых громких, так и в самых тихих, еле слышных партиях. Молодцы!

Для русских музыкантов исполнение увертюры «Светлый праздник», вероятно, то же самое, что для наших музыкантов – исполнение «Свадьбы Луиса Алонсо». «Светлый праздник» Римского-Корсакова прозвучал в начале второго концерта, на котором также исполнялись в основном произведения русских композиторов, среди которых не очень убедительно затесался Концерт для скрипки с оркестром М. Бруха. Казалось, в руках у юной японской скрипачки Саяки Седзи виолончель или, по крайней мере, альт, но никак не скрипка. Такой маленькой и хрупкой она выглядела на фоне своего инструмента. Однако её тоненькие руки оказались невероятно подвижными. Она обнаружила безукоризненную технику, но её игра не отличалась особой выразительностью. Однако Темирканов исполнил «Патетическую симфонию» очень прочувствованно. Возможно, этот дирижёр – виднейший из последователей великой традиции Чайковского. Он сумел добиться от своих музыкантов того, чтобы они сыграли изящную вторую часть «Патетической симфонии» без капли кокетства, чтобы её третья часть, прерванная спонтанной овацией зала, прозвучала строго и решительно, первая – медленно и сосредоточенно, а незабываемый финал симфонии - поразил слушателей своей глубиной и неожиданной развязкой. На прощание непревзойдённые струнные оркестра исполнили одну вариацию из «Энигмы» Э. Элгара. Это было очень эмоциональное прощание с Чайковским...

Гонсало Алонсо

Перейти к оригиналу статьи >>



 

Иван Грозный (С.Прокофьев)

Если постановки «Волшебной флейты» оставляли желать много лучшего, нельзя не признать, что, благодаря этому концерту, фестиваль «Две недели музыки» увенчался успехом. Всё прошло безупречно, а кое-что даже приятно поразило.

Сергей Прокофьев (1891-1953 гг.), без сомнения, один из величайших русских композиторов, и за последние 20 лет его произведения получили широкую известность, в первую очередь, благодаря усилиям Мариинского театра из Санкт-Петербурга. Два последних руководителя этого театра – Юрий Темирканов и Валерий Гергиев – проявили себя как горячие поклонники музыки Прокофьева, и именно благодаря их стараниям она сегодня так часто звучит в оперных театрах и в концертных залах.

Юрий Темирканов

«Иван Грозный» – музыка, написанная Прокофьевым для кинофильма, снятого Сергеем Эйзенштейном, с которым композитору уже приходилось сотрудничать при создании кинофильма «Александр Невский». Фильм должен был состоять из трёх серий, но так и не был завершён в связи с тем, что Сталину не понравилось, как Эйзенштейн изобразил Ивана Грозного. После смерти Прокофьева, скончавшегося в Москве в тот же день, когда объявили о смерти Сталина, Абрам Стасевич аранжировал музыку к кинофильму в виде сюиты, которая и была предложена вниманию слушателей на концерте с участием хора «Орфеон Доностьярра».

Сюита «Иван Грозный» - грандиозное произведение, исполненное духом русского патриотизма... Сюита состоит из 25 самостоятельных частей, для исполнения которых требуется многочисленный оркестр (в составе более 110 исполнителей), большой хор, а также Рассказчик и два солирующих вокалиста.

Нынешнее великолепное исполнение этой сюиты оркестром под управлением Юрия Темирканова удовлетворило все предъявляемые к нему высокие требования. Темирканов уверенно руководил многочисленными исполнителями. Он – художественный руководитель симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии, самого старого и, несомненно, одного из самых прославленных оркестров в России. И Темирканов, и его музыканты привели в восхищение собравшихся в «Курсаале» слушателей. Автора же данной статьи на этом концерте, прежде всего, приятно удивило прекрасное, заслуживающее наивысших похвал выступление хора «Орфеон Доностьярра», представшего перед слушателями во всей своей красе...

Хор «Орфеон Доностьярра» 

Среди солистов заслуживает отдельного упоминания Николай Буров в качестве рассказчика. Меццо-сопрано Кетеван Кемоклидзе и баритон Дмитрий Лавров также успешно исполнили свои непродолжительные партии.

Наполнившие дворец съездов «Курсаал» слушатели оказали Темирканову и его музыкантам заслуженный ими тёплый приём. Концерт начался с опозданием в целых 8 минут и длился 1 час и 9 минут без перерыва. Бурные аплодисменты по его окончании длились более 6 минут, и наверняка, ещё долго бы не умолкали, если бы маэстро Темирканов не увёл своих музыкантов со сцены.

Перейти к оригиналу статьи >>

 Телеканал "Звезда"

Во французском Анси проходит
Международный фестиваль классической музыки

Смотреть видео>>

Лучшие произведения великих композиторов от Вагнера и Листа до Прокофьева и Шостаковича звучат в эти дни во французском курортном городе Анси. Уже третий год художественный руководитель этого праздника классической музыки пианист Денис Мацуев собирает виртуозов со всего мира, чтобы еще раз доказать, что подлинное искусство не имеет временных и пространственных границ.

 

Смотреть видео >>

Во Франции прошёл международный фестиваль 
с российским акцентом

Во Франции прошёл международный фестиваль "Анси Классик". Он проводится уже несколько десятков лет, но широкую известность приобрёл, когда его художественным руководителем стал всемирно известный пианист Денис Мацуев.

Две дюжины барабанных палочек в старом чемодане. У каждой свой звук и характер. Вот только руки всего две. Короткую паузу между репетициями музыканты заполняют музыкой. Каждый - своей.

В храме Святой Бернадетт раз в году все вверх дном. Нарушен привычный устав. Церковная утварь в чулане, вместо крестов - софиты, на скамьях номера: здесь будет партер, на хорах - галерка. А на месте алтаря - дирижерский пюпитр. На целых десять дней здесь музыка - царь и Бог.

Маэстро Юрий Темирканов к церковной акустике придирчив и строг. Не простое место, приходится постоянно делать поправку.

"Мы работаем, может быть, в одном из лучших залов в мире, в Санкт-Петербурге, поэтому нам трудно приспособиться, хотя здесь очень приятно быть. Потому что, во-первых, этот фестиваль начинает приобретать такое европейское звучание", - говорит народный артист РФ, художественный руководитель филармонии им. Шостаковича Юрий Темирканов.

В фестивальной афише Валерий Гергиев, Юрий Башмет, Владимир Спиваков со своими Виртуозами. Для провинциального городка с населением всего 50 тысяч - просто звездный фейерверк.

"Для города Анси + это великое дело, просто счастье. К нам приезжают такие музыканты, и звучит настоящая классическая музыка", - сказал мэр города Анси Жан-Люк Риго.

"Последние три года фестиваль принял огромный размах, что для публики настоящий подарок. Люди говорят мне, что они ждали этого много лет", - сообщил директор фестиваля "Анси классик" Паскаль Эсканд.

Сюда приезжают со всей округи, и даже из соседних Швейцарии и Италии. Всего несколько лет назад этот фестиваль был событием местного значения. Звезды первой величины бывали здесь нечасто, спонсоры не баловали. И фестиваль, наверное, прекратил бы свое существование, если бы не российский пианист Денис Мацуев.

Предложение стать худруком фестиваля он принял сразу. Хотя на его плечах забота о еще пяти фестивалях, в том числе в родном Иркутске. Он позвал сюда лучших друзей и сказал: будем играть только то, что любим и хотим.

"Когда у тебя на душе есть любовное отношение с тем или иным произведением, тогда у тебя роман с этим произведением, такой виртуальный. Я называю это просто - это фестиваль любимой музыки", - сказал пианист, народный артист РФ Денис Мацуев.

Это фестиваль с российским акцентом. Хотя русскость репертуара и самих исполнителей вопрос отнюдь не главный. Да и звездность, кстати, тоже.

"Для меня особая гордость именно этого фестиваля - приезд детского оркестра "Созвездие Байкала" с моего родного города Иркутска. Вы не представляете, какой триумф они здесь имели", - рассказал пианист, народный артист РФ Денис Мацуев.

Заключительный концерт - кантата С. Прокофьева "Александр Невский" из одноименного фильма великого Эйзенштейна. 150 человек на сцене. Оркестр Санкт-Петербургской филармонии, хор римской академии "Санта Чечилия" и волшебное меццо-сопрано Кетеван Кемоклидзе. Солистка-грузинка, итальянские певцы, российские музыканты и овация французской публики, как подтверждение тому, что у музыки нет религий и границ.



Темирканов в раю оркестровки

 

Патриция Луппи
10 июля 2012

Между Римским-Корсаковым и Мусоргским-Равелем - генеральная репетиция оркестра Санкт-Петербургской филармонии во главе с их художественным руководителем на Фестивале в Равенне.

От бесстрашного плеча Льва Клычкова - обладателя львиной гривы и замечательного солиста - вплоть до последнего пульта Санкт-Петербургский филармонический оркестр заслуженно прославился как сильная, компактная, гибкая и превосходно подготовленная команда музыкантов. Юрий Темирканов впервые дирижировал ими в 1967 году, и с тех пор не нарушил счастливого партнёрства, заняв в 1988 году пост художественного руководителя и главного дирижёра оркестра и Санкт-Петербургской филармонии.

 Темирканов дирижирует всегда без палочки. С мягкой, но горькой иронией, часто вспоминает: «Когда я начинал, единственный их производитель в России исчез. В то время не было даже туалетной бумаги, так что, искать где-то дирижерские палочки даже не думал. Пришлось приспосабливаться». Сделал он это в силу необходимости, выстроив свой характерный жест, точно структурированный и очень выразительный, которым завоевал оркестры по всему миру.

 Оркестр Санкт-Петербургской филармонии и Юрий Темирканов во время своих итальянских гастролей выступили на фестивале в Равенне. Посреди увертюры «Светлый праздник» Римского-Корсакова и «Картинок с выставки» Мусоргского в транскрипции Мориса Равеля находишься в истинном раю оркестровки: закликание древних русских ритуальных обрядов и выставка музыкальных картин в память об умершем друге художнике и архитекторе, первоначально написанных Мусоргским для фортепиано - два вдохновенных сочинения, где смесь звуковых регистров и щегольство цвета каждый раз удивляет и очаровывает.

 Вопреки акустике Палаццо Мауро де Андре (первоначально он был предназначен только для спорта, но потом стал привычным местом проведения концертов фестиваля), которая по-прежнему не идеальна, хоть и значительно улучшена, особенно ценишь яркость и точность интерпретации Темирканова, дирижера, который в состоянии соединить максимальное красноречие с элегантностью и изяществом меры.

 Эти же качества проявляются в оркестровом исполнении Концерта для скрипки ми минор Мендельсона, находящегося в самом центре программы. На разгорячённое сердце японская скрипачка Саяка Седзи нанесла немного холода. Юная победительница конкурса Паганини в Генуе (в 1999 году в возрасте 16 лет), миниатюрная и улыбающаяся, она показала надлежащую исполнительскую прочность и даже виртуозную дерзость, безупречную технику и миллиметровые интонации, но это казалось слишком далеким от вдохновенного лиризма, который является основой великолепного сочинения Мендельсона.

 Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи

 

Римская опера; Джорджо Наполитано -
в первом ряду на фестивале в термах Каракаллы

 

Федерика Ринаудо
08.07.12

РИМ - След от падающей звезды делает ночь ещё более волшебной в археологическом комплексе Термы Каракаллы, чьё величие привлекло и президента Республики Джорджо Наполитано, прибывшего со своей женой Клио вчера вечером с частным визитом на концерт, посвященный русскому национальному герою Александру Невскому и музыке Сергея Прокофьева. Но внезапное обнаружение яркой звезды с её длинным шлейфом света в небе может лишь на миг отвлечь от других звёзд - тех, что на сцене: тут интенсивная игра света, оригинальная и захватывающая, дополняющая красоту окружающей природы. Всё вышеназванное сделало выход маэстро Юрия Темирканова на подиум для проведения колоссального совместного концерта оркестра Санкт-Петербургской филармонии с оркестром и хором Римского оперного театра и с хором Сикстинской капеллы ещё более волнующим.

Впечатляет присутствие артистов на сцене. Сам президент Джорджо Наполитано был восхищён, а министр обороны Джампаоло ди Паола поделился с ним своими впечатлениями, подойдя для приветствия. Более трехсот музыкантов и певцов - все в строгих чёрных одеяниях заняли почти всю сцену, явив собой потрясающее зрелище. В первом ряду в партере можно было увидеть и Джанни и Магдалену Летта (помощник секретаря Совета президента Италии с супругой - прим.перев.), и мэра Рима - Джованни Алеманно. Бурные аплодисменты достались и режиссеру Пьерлуиджи Пьералли, создателю невероятно живописной системы, которая при помощи трёх больших экранов сделала возможным союз кино и оперы: в художественной интерпретации режиссера демонстрировались выразительные образы из фильма Эйзенштейна, для которого в 1938 году было написано это музыкальное произведение. Публика была в восхищении, а души главных героев, казалось, ожили.

Вот, уже всё готово для великого дебюта - гордый и взволнованный управляющий Римской оперы Кателло Де Мартино благодарит сотрудников - менеджеров, техников и его ближайших помощников за организацию на высшем уровне: «многие часто об этом не думают, - говорит Де Мартино, - но позади исполнительства есть ещё работа механиков, техников, электриков, рабочих и многих других. Этот город заслуживает подобных событий международного уровня, и мы гордимся тем, что нам удается общаться при помощи музыки, язык которой объединяет все народы и религии, преодолевая любые препятствия». Музыка, как известно, удивительным образом всё приводит к гармонии.

Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи 


Schoppy il blog che recensisce il mondo
(из Repubblica Sera)

 

Федерико Капитони
6 июля 2012

Темирканов, волшебная палочка

 

Юрий Темирканов, с тёплым, глубоким, баритональным тембром голоса, человек открытый и спокойный, но способный вспыхнуть в русском или итальянском репертуаре - в музыкальных сферах, на первый взгляд далёких друг от друга, но у которых есть общее свойство: «максимальная способность выразить страсть». Темирканов, 74 года, русский, один из величайших дирижеров, современности, приехал в Италию для двух важных событий. Первое - в Риме: завтра в термах Каракаллы состоится концерт, который объединит его оркестр Санкт-Петербургской филармонии и оркестр Римского оперного театра. В первой части концерта прозвучит симфоническая музыка Римского-Корсакова, во второй будет исполнена кантата Прокофьева «Александр Невский», а за спинами оркестрантов будут показываться изображения по проекту Пьера’Алли (Пьелуиджи Пьералли - режиссер, сценограф (прим.перев.)), который задумал обновить замечательную эпическую картину Эйзенштейна, созданную в 1938 году.

 Затем - 9-го июля в Равенне (после, 10-го - в Сиене) состоятся концерты, где будет исполнена музыка Римского-Корсакова, Чайковского, Мусоргского и... Мендельсона, что-то вроде белой вороны в центре русской программы.  

 Маэстро, вновь, русская программа... Это Ваша специализация?

 «Распространено мнение, что я специализируюсь на русской музыке. Это неправда. Дело в том, что меня просят её исполнять. В Японии, в Америке, в Италии — если приезжаю, хотят, чтобы исполнял русских композиторов, иначе, говорят, билеты не продаются. Но я бы хотел включить в программу современную европейскую музыку».

 Вам интересна современная музыка? Не часто часто слышишь, что Вы дирижируете современными произведениями.

 «Мне удается это, прежде всего, в России. Я «крестил» оперу Родиона Щедрина «Мёртвые души». Она имела огромный успех. Часто исполняю музыку Г.Канчели, которая мне очень нравится. Правило этики: что исполняю - то люблю. Так должно быть у каждого музыканта: каждый раз, когда он выбирает для исполнения композитора, именно эта музыка в этот момент должна быть его любимой музыкой. Иначе не нужно этого делать».

 Вы часто бываете в Италии, Вам здесь нравится? Нам кажется, что итальянская публика регрессирует, что музыка её больше не интересует...

 «В Италии я себя чувствую прекрасно. Вашим кредо должна быть убеждённость, что страна должна жить лучше. Отношение к музыке в целом одинаково повсюду. Настоящая культура - та, которая не по телевизору - находится в трудном положении по всему миру: и в России, и в Германии проблемы с молодой публикой. Италия не является отрицательным исключением, как вам, быть может, кажется. И не так страшно, если есть необразованная публика на концерте; скажу вам больше, бывает, что люди аплодируют там, где этого делать не надо — и я радуюсь, потому, что это значит, что пришёл какой-то новый человек послушать концерт».

 Музыка Прокофьева, написанная для фильма Эйзенштейна «Александр Невский», кажется сегодня свободной от фильма, как так получилось?

 «Потому что Прокофьев - гений. Удивительно, что музыка, написанная к фильму пережила сам фильм. Произведение Эйзенштейна сегодня кажется наивным, а музыка по-прежнему актуальна: никто больше не смотрит фильм, но везде исполняется музыка».

 То есть, чтобы написать музыку к фильму, которая будет жить и без фильма, нужно быть гением? Что Вы думаете о композиторах, которые работают в кинематографе?

 «Что время рассудит. Много музыки, написанной композиторами к фильмам остаётся «на якоре» изображений, к которым она была задумана. Только великая музыка способна стать независимой».

 А кино? Вы ходите в кинотеатры?

 «Теперь почти нет. Ещё лет двадцать назад кино меня интересовало; я смотрел великие итальянские комедии золотого века вашего кино. Теперь как с футболом: присоединяюсь только к финалу. Смотрю лишь фильмы-лауреаты фестивалей».

 Музыка и политика во многих моментах пересекаются, иногда с негативными компромиссами, как это было с Шостаковичем. Это правильно, или эти две вещи должны существовать раздельно?

 «Каждый композитор рождается в какой-то определенный момент истории, и надо отдавать должное той среде, в которой он родился, нельзя от этого отстраняться. Но случай с Шостаковичем - действительно исключение, т.к. то, что он претерпел могло исходить только от такого гнусного режима, каким был сталинский».

 Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи

 

Энрико Парола
29 июня 2012

Я вырос на хлебе и на Прокофьеве

Юрий Темирканов об отношениях с композитором, 
чьё произведение «Александр Невский»
будет исполнено на концерте


«Музыка - это не сумма или последовательность нот. Музыка - это прежде всего эмоции; если их не хватает, и вы слышите только ноты, тогда нельзя говорить о музыке».

Прекрасные слова Юрия Темирканова не имеют отношения к грядущему концерту в термах Каракаллы, который, как предполагается, станет одним из самых захватывающих событий фестиваля. Семидесятичетырёхлетний маэстро считается одним из величайших ныне здравствующих дирижёров, со своим потрясающим оркестром Санкт-Петербургской филармонии он способен воспламенить любую аудиторию на планете; и лишь немногие, действительно очень немногие в мире, умеют добраться до сути русской музыки, так, как это может делать он (сколько залов на протяжении его долгой блестящей карьеры были потрясены его трактовкой «Патетической» симфонии Чайковского?). Что касается 7 июля: есть особенная связь между Темиркановым и Прокофьевым: в программе концерта — антология из оперы Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» и кантата «Александр Невский», написанная Прокофьевым в 1938 году для одноименного фильма Эйзенштейна. Вместе с музыкантами Санкт-Петербургской филармонии на сцену выйдут ещё 200 оркестрантов и хористов Римского Оперного театра.

«Я родился в Нальчике, на Кавказе - в том городе, куда был эвакуирован Прокофьев. Мой отец был знаком с ним лично, даже заказал квартет, прося его вставить в произведение популярные мелодии нашей земли. Очевидно, это биографическое обстоятельство содействовало моему художественному пристрастию». Пристрастие Темирканова формировалось в строгом образовании: «Я взрослел на его симфониях: одной из первых, что я изучал, стала Пятая, а для дебюта на сцене я выбрал Первую». В то время, сразу после смерти автора (1953) и ближайшие два десятилетия музыка Прокофьева исполнялась очень редко, и в списке — лишь несколько названий. И Юрий Темирканов сыграл не последнюю роль в «прокофьевском ренессансе»: «Его язык очень индивидуален, его решения в достижении и выражении эмоций - уникальны; к тому же, он до сих пор актуален, потому что наряду с изобразительностью обладает какой-то заклинательной силой».

Очарование, образность, заклинательная сила: вот те моменты, которые объединяют «Александра Невского» со сценарием, для которого кантата была написана. Но, отдавая должное исторической близости сочинения и нынешнего места исполнения (первое, что приходит в голову: история о полководце, который столкнулся с тевтонскими рыцарями и ордой варваров, обезобразивших великолепие Терм), Темирканов подчеркнул важность жанровой принадлежности: «Как музыка для балета, так и музыка написанная для фильма должна зависеть от требований режиссёра: киноплёнка определяла будет музыка сильной или нежной, быстрой или медленной. Поэтому, будучи просто аккомпанементом, она может быть деформирована и искажена. Исполняя эту музыку на концертной площадке, есть возможность вернуться к её оригиналу, который, кстати, в таком варианте становится еще более впечатляющим, чем когда сопровождает фильм».

По поводу объединения «его» оркестра Санкт-Петербургской филармонии и Хора и оркестра Римского оперного театра: «Не будем говорить об объединении оркестра моих соотечественников с другими и проч.; мне не удаётся понять музыкальный ярлык «русский» даже применимый ко мне, а в оркестре, представьте, играют люди разных национальностей. Что действительно имеет значение, так это человеческий контакт: единение происходит, когда оркестр принимает тебя, стоящего перед ними, потому что ты им предлагаешь что-то интересное».

Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи 

Время Кюми , 19 мая 2012

Sinfonietta выступит с лучшим оркестром

Оркестр Kymi Sinfonietta даст концерты с музыкантами из Санкт-Петербургской филармонии. В результате соединения родится большой коллектив, т.к.  Kymi Sinfonietta будет усилена 30 лучшими музыкантами Санкт-Петербурга.

Идея подобного сотрудничества оркестров появилась очень давно. В прошлом году фестиваль Lohisoitto предвкусил это событие, пригласив Николая Алексеева продирижировать концерт-открытие Фестиваля.

Цель сотрудничества: организовать культурные события высокого международного уровня и соединить музыкальное богатство Кюменлааксо и Петербурга.

Время Кюми, 5 июня 2012

Алексеев намерен молчать

Санкт-Петербургская филармония и
Kymi Sinfonietta вшестидесятером

Сегодня Санкт-Петербургская филармония объединится с Kymi Sinfonietta - в среду и в четверг оркестры будут играть вместе.

Дирижер Николай Алексеев не предполагает никаких проблем в совместной работе. «Плохо, если дирижер много говорит. Чем меньше говоришь, тем лучше. Я подозреваю, что не скажу ни слова», говорил он о репетиции в четверг. «Нам нравится играть в Финляндии».

Николай Алексеев полагает, что музыка Петра Чайковского, чьи два произведения прозвучат на концерте, исполняется здесь не так часто.
«Чайковский наполнил свою музыку такими чувствами и такой силой! Его концерты - это эмоциональное испытание».

Когда мы спросили, что он ожидает - будут ли люди смеяться или плакать на концерте, он ответил: «Приходите!».

В понедельник днем оставалось только 30 билетов. Так что, пришедшим прямо перед концертом может ничего не достаться.

Время Кюми, 8 июня 2012

Виртуозность и большие эмоции

Фестиваль в Кюми Lohisoitto начался великолепным концертом. Сотрудничество с Санкт-Петербургской филармонией дало возможность создать звук с богатейшим разнообразием оркестровых тембров.

Посетители вошли в мир русской Традиции, где превалируют эмоции. Два любимых шедевра романтической музыкальной литературы прозвучали на концерте-открытии фестиваля Lohisoitto - богатый подарок для Финляндии.

Дирижер Николай Алексеев Первый фортепианный концерт живописал широкими оркестровыми приемами, а медленную часть исполнил в сдержанно-лирических тонах. В Шестой симфонии Чайковского он завладел её эмоциональным миром и вывел различные слои музыкального текста. Интерпретация отдала должное мощной идее сочинения.

Вторая часть сменилась светом, а марш третьей части, поначалу, переполняясь уверенностью в себе, превратился в безжалостный и неумолимый. Финал оркестр украсил облаком грусти.

 

Кикимора и веселая неразбериха эльфов

 

Michael Dellith und Axel Zibulski
09.05.2012

Двухдневные гастроли во Франкфурте скрипачки мирового уровня и российского оркестра с традициями подарили нам наслаждение высокопрофессиональным исполнением классической музыкой.

Очень сосредоточенно: скрипачка Джулия Фишер на концерте в Старой опере. Два вечера она выступала под руководством Юрия Темирканова, исполнив скрипичные концерты Сибелиуса и Мендельсона в сопровождении оркестра Санкт-Петербургской филармонии.

Всегда с удовольствием будут цитировать веселую неразбериху эльфов в финале скрипичного концерта Мендельсона. На втором концертном вечере во Франкфурте с Юлией Фишер и Санкт-Петербургской филармонией, на самом деле казалось, что в Старой опере сбудется сон в летнюю ночь: Джулия Фишер в концерте Мендельсона позволила эльфам устроить у неё на скрипке веселые танцы. Будто в мгновенье ока зал превратился в волшебное царство Оберона. Редко услышишь знакомое произведение, исполненное с такой романтической выразительностью и таким прекрасным звуком тающей скрипки.

Джулия Фишер, частая гостья Старой оперы, была далека от классической правильности, наслаждаясь деталями партитуры: местами она останавливалась, чтобы вновь в виртуозном темпе и с воодушевлением броситься в яростный финал. Вновь и вновь завораживает её баланс выразительной смелости и технического контроля.

Заразительный юмор

Скрипачка подхватила эту «заразительную» игру Санкт-Петербургской филармонии под управлением корифея Юрия Темирканова — настроение, которое оркестр продемонстрировал в своем выходном номере — увертюре Россини к «Севильскому цирюльнику». Тонкое, и при этом настоящее театральное интонирование. Темирканов, исполнив Увертюру Россини с надлежащей долей юмора, сделал её искрящимся экспонатом коллекции.

Звездным часом оркестра стала, несомненно, Пятая симфония Чайковского. Петербуржцы показали здесь большой, землисто-темный «звук Чайковского». Но эта звуковая «волна» не выплескивалась из берегов — она была сильно натянута и напряжена. Темирканов не оставил места для ложных сантиментов, строго следуя внутренней драме этого известного сочинения. «Красивые моменты» рождали мимолетные воспоминания о мнимых счастливых днях; медь купалась в ярком свете неустанного движения финала, как будто желая изгнать всех злых духов.

Значимые моменты были и в первый концертный вечер. Оркестр привез прекрасное приветствие из дома во Франкфурт: коротенькую симфоническую поэму «Кикимора» Анатолия Лядова. Это картинка русского народного поверья, портрет духа, восхитительный оркестровый кошмар — со звоном ксилофона, с таинственными репликами меди. Оркестр Санкт-Петербургской филармонии и дирижер Юрий Темирканов исполнили эту оркестровую миниатюру в чудесной, насыщенной красочной палитре.

С 1988 года Юрий Темирканов — главный дирижер оркестра, но он еще не достиг даже половины срока полномочий своего легендарного предшественника, Евгений Мравинский был на этой должности полвека — с 1938 по 1988 год, тогдашней Ленинградской филармонии. Непрерывность руководства для петербуржцев ни в коем случае не означает рутину. В скрипичном концерте ре минор, соч 47, Яна Сибелиуса они очень гибко аккомпанировали солистке, в идеальном ансамбле с ней, представив слушателям множество оттенков звучания оркестра.

Безупречная интонация

Скрипачка Джулия Фишер в очередной раз доказала свою техническую и музыкальную самостоятельность. Прозрачно и прохладно светился в этом сочинении её звук безупречно чистого тона. Без усилий она играет замысловатые флажолеты финала, легко и ловко звучали многочисленные пассажи двойными нотами, которые продолжились на бис в 13-м Каприсе Паганини.

В Девятой симфонии «Из Нового Света» Дворжака Темирканов и оркестр Санкт-Петербургской филармонии наполнили зал объемным звуком; во второй, медленной части — настолько элегическим, насколько может воспринять человеческое ухо. Аплодисменты, к сожалению, начались уже между частями, хоть и были по праву заслуженными. Оркестровыми бисами в оба вечера стали «Salut d’amour» Элгара и отрывок из сюиты Стравинского «Пульчинелла».

Перейти к оригиналу статьи

 

«Посвящение Сергею Рахманинову» 

06.04.2012

Третий международный фестиваль Мстислава Ростроповича, который проходит в эти дни в российской столице, продолжили гастроли Заслуженного коллектива России академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова. Накануне вечером петербургские артисты выступили на сцене Колонного зала Дома союзов с программой из произведений Сергея Рахманинова.

Участие одного из лучших оркестров страны становится доброй традицией фестиваля. Во всяком случае, художественный руководитель смотра Ольга Ростропович всегда старается пригласить оркестр Петербургской филармонии и маэстро Темирканова в Москву. 

Ольга Ростропович: «Оркестр с таким редким звучанием и с таким удивительным дирижером и великим артистом. Прямо слезы накатываются на глаза. Сегодня у нас, к сожалению, не так много таких коллективов, которые слушаешь с замиранием сердца…» 

Юрий Темирканов неоднократно сотрудничал с Мстиславом Ростроповичем и  всегда с теплотой вспоминает этого удивительного человека.

Юрий Темирканов: «Не только в моей жизни, но и в жизни этого поколения музыкантов он занимал огромное место. Не только как музыкант, но и как необыкновенная личность во всех своих проявлениях. Он был великим гражданином. Ростропович никогда не декларировал любовь к Родине, к своей земле, но он больше всех любил и уважал свою страну и болел за нее».

В программе первого отделения концерта прозвучал знаменитый Второй концерт для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова. В сопровождении Заслуженного коллектива России оркестра Санкт-Петербургской филармонии сольную партию исполнил молодой итальянский пианист Алессио Бакс, которого очень хорошо знают в Европе и США.

Однако в нашей стране музыкант еще не выступал. Уроженец итальянского Бари, Алессио Бакс в возрасте 19 лет выиграл международные конкурсы пианистов в Хамамацу и Лидсе, после чего последовала успешная карьера.

Сегодня Алессио Бакс – желанный гость многих фестивалей и концертных залов мира. Он активно сочетает сольное музицирование с камерными программами. Среди партнеров Алессио Бакса по сцене: Джошуа Белл, Соль Габетта, Стивен Иссерлис и Эммануэль Акс.

Обращение к фортепианному наследию Сергея Рахманинова для Алессио Бакса важно еще и потому, что исполнять музыку русского гения в России, да еще и на фестивале Ростроповича ответственно и почетно.

Алессио Бакс: «Русская музыка напрямую разговаривает с сердцами людей. Конечно, понятно, что в ней много национальных особенностей, но она очень универсальна. Именно поэтому во всем мире русская музыка всегда пользуется огромным успехом. Маэстро Темирканов –один из величайших дирижеров мира, поэтому я с самой первой ноты играл с ним Второй концерт Рахманинова душа в душу».

Концерт завершила Вторая симфония Сергея Рахманинова с ее неизбывной меланхолией и патетической лирикой. В музыке этой гениальной симфонии композитор запечатлел картины русской природы, уклада русской жизни.

Оркестр под управлением Юрия Темирканова звучал превосходно: переливы гармоний, ясность пропорций формы, контрастная драматургия частей произведения – все было детально проработано и вынесено на суд публики, которая по окончании концерта устроила маэстро Темирканову и его оркестру продолжительные овации.

6 апреля коллектив отправится в Нижний Новгород, где в филармонии им. Ростроповича на сцене Кремлевского зала состоится специальный концерт в рамках Третьего международного фестиваля Мстислава Ростроповича. Гастроли петербургского оркестра на берегах Волги – огромное культурное событие в жизни древнего русского города, в котором так любил бывать Мстислав Ростропович

Виктор Александров из Колонного зала Дома союзов
специально для радио «Орфей»

Barbican, London

 

Мартин Кеттл
26 марта 2012

Есть две основные причины, почему Седьмая «Ленинградская» симфония Шостаковича всё ещё привлекает внимание, хотя её исполнения обычно похожи одно на другое как близнецы-братья. Первая: её продолжительность — 80 минут. Вторая, гораздо более важная — нерешенный спор: написана симфония во время блокады Ленинграда в 1941 году или раньше.

 Но, исполненная оркестром, который больше, чем любой другой в мире, имеет это выдающееся сочинение военных лет в своей крови, симфония поражает. Она становится именной такой, какой и должна быть. Юрий Темирканов и оркестр Санкт-Петербургской филармонии исполнили Седьмую Шостаковича как произведение, написанное на линии фронта в условиях жизни и смерти, написанное композитором, который, быть может, не дожил, чтобы закончить его. Темирканов — не «театральный» дирижер; ничего пафосного и внешнего. Ошеломляющим качеством его захватывающего прочтения стала жгучая непосредственность симфонии, никакой неопределенности и двусмысленности. Даже лихой марш первой части ощущался тем, что он есть в действительности: не хитрым, не ироничным, а словом художника «на грани», единственная цель которого — чтобы выжил и город, и он сам. В этом потрясающем исполнении Ленинградская симфония вышла, скорее, как завет на выживание в экстремальных условиях, а не как непостижимый и непонятный шедевр, каким многие хотят её представить.

 Из-за абсолютно непредсказуемого отсутствия долго рекламируемой Марты Аргерих первая часть программы должна была быть полностью переделана. Но Темирканов смог «вывести на поле» настоящую супер-замену — Максима Венгерова. С самых первых тактов Первого скрипичного концерта Прокофьева Венгеров был в совершенной форме, но особенно, когда он создавал сложнейшим образом сотканную скрипичную линию сквозь грезы деревянных духовых в конце первой части.

 Перевод с английского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи

 

Джефф Браун
25 марта 2012


Первоначально предполагалось, что концерт должен был открываться непостоянной и удивительной Мартой Аргерих, играющей некий фортепианный концерт. Так что, первым номером концерта стала Марта Аргерих, не играющая никакой концерт, так как прекрасная леди — редкая гостья в Англии настолько же, насколько и Человек на Луне — сделала то, чем она и известна. Отменила. Действуя с особым шиком, Барбикан нашел замену артистке. Нашел музыканта, еще реже появляющегося в Англии — скрипача Максима Венгерова.

Известный своим золотым звуком, харизмой и пламенем, Венгеров последний раз выступал в Великобритании в 2007 году — в год серьезной травмы плеча (а также руки, играющей смычком); за которым последовал длительный отдых и пересмотр звездной карьеры. Тогда он начал готовиться стать дирижером. По его инициативе в Израиле открылась музыкальная школа для одаренных детей. Работал в гуманитарных проектах. Женился. Что он не делал вплоть до прошлого года — он не выступал нигде со скрипкой под подбородком.

Но он это сделал в Лондоне вчера вечером. Когда он погрузился в скрипичный концерт Прокофьева № 1, эту «закуску» на русском празднике Санкт-Петербургской филармонии, стало ясно, что что-то изменилась. Звук был гибким, менее пышно-блестящим, более ранимым — краска действительно подходящая для декоративных серебряных нитей, которые украшают большую часть роскошной сольной партии этого концерта. В некоторые моменты, согласно нотному материалу, Венгеров суетился, здесь — регулируя положение подбородка, там — скользя по тихой мелодии. Были ли это нервы, или разумное использование сил? Возможно и то, и другое.

Игра казалась более проработанной, чем раньше, более трезвой и ответственной, она меньше походила на «силу природы». «Старый» Венгеров бы вынес нас на воздух, без остановки жонглируя нотами в финале. В исполнении «нового» Венгерова не ощущалось легкости, он будто боялся высоты. В то же время, была свежесть в различных чередующихся атаках, тон внезапно менялся, скажем, с прозрачного вздоха на хриплое кваканье. В нижнем регистре (а ослепительный калейдоскоп Прокофьева поворачивает то туда, то сюда) он играл со звуком «шатающихся русских крестьян», мерещились даже мельницы. Я также слышал (особенно в сыгранной на бис Сарабанде Баха) мастерские, останавливающие сердце моменты задумчивой красоты: надеюсь, хорошее предзнаменование его выступления в Вигмор-холле на концерте 5 апреля (все билеты уже, конечно, проданы).

Направив все глаза и уши на Венгерова, было легко позабыть, что в зале есть ещё оркестр Санкт-Петербургской филармонии и Юрий Темирканов — их главный дирижер в течение вот уже почти 25 лет. Но в «Ленинградской» симфонии Шостаковича, впечатлённые агонией их родного города в военный период, они захватили власть в свои руки. Вспышка в конце была невероятной: весомой, блистательной, но почти пугающей. Когда Темирканов работает в качестве приглашенного дирижера, он может быть непредсказуемым; но, когда он со своими музыкантами, под его пальцами рождается мощное, совершенно ощутимое прочтение, передавая настолько сильные чувства, насколько иной раз позволяет беспокойная партитура Шостаковича.

Эта превосходно банальная тема первой части, забрызганная топотом малого барабана, двигалась небрежно, почти шутливо и достаточно продолжительно (была «вкусной» свободная фразировка меди). Дальше — больше: когда медленное крещендо начало ускоряться — «нож искривился», а эта простая фраза стала музыкальным девизом военной машины на марше. Была эта война войной Гитлера или Сталина? Обоих; это была всеобщая война. Волшебство случалось и в стыках финала, в средних же частях у нас была счастливая возможность насладиться красочным тембром меди и деревянных. Разве не влюбились вы в могильной скрежет контрафагота Алексея Силютина?

После «Ленинградской» Темирканов проявил себя как исключительно деликатный гость. От приглашенного оркестра обычно ожидают доморощенного биса, какую-нибудь русскую драгоценность. Вместо этого они предложили одну из наших собственных: заполняющую сердца вариацию «Нимрод» Элгара — идеальное обезболивающее средство после такой симфонии битв, баррикад и колючей проволоки.

Перевод с английского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи

Оркестр Санкт-Петербургской филармонии
начинает свое турне по Великобритании


25 марта 2012

Оркестр Санкт-Петербургской филармонии, руководимый Юрием Темиркановым начал свое турне по Великобритании аншлаговым концертом в Барбикан-холле (Лондон).

Зрители высоко оценили виртуозную игру скрипача Максима Венгерова, который выступает с оркестром.

Британский тур оркестра включает в себя концерты в 6 городах и завершится 1 апреля в Манчестере. В этом году оркестр отмечает свое 130-летие.

Перейти к оригиналу статьи

Оркестр Санкт-Петербургской филармонии
играет русские шедевры
St Petersburg Philharmonic Plays Russian Masterworks

Birmingham International Concert Season 2011/12
Symphony Hall
27 марта 2012

Ни с чем не сравнится встреча с легендарным русским оркестром, раскрывающему всю мощь и страсть великих русских шедевров. Оркестр Санкт-Петербургской филармонии обладает тесными связями и с Прокофьевым, и с Шостаковичем, чьи произведения они исполняют сегодня наряду с романтическим Вторым фортепианным концертом Рахманинова с виртуозным солистом Симоном Трпчески.

Анна-Мария Минхолл (Classic FM) рекомендует сегодняшний концерт: «Несколько лет назад мне довелось услышать оркестр Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова в их родном городе — я никогда не забуду это чудесное ощущение... эта полностью русская программа должна просто нокаутировать».

Перейти к оригиналу статьи

Фестиваль в Абу-Даби прославляет
«блистательную Россию»

(Abu Dhabi fest celebrates ‘Resplendent Russia')


24 марта 2012

Фестиваль классического искусства в Абу-Даби — событие в ОАЭ, которое  каждый год привлекает в столицу ведущих артистов со всего мира, прославлял на этот раз «ослепительную Россию»: скрипача-виртуоза Максима Венгерова и оркестр Санкт-Петербургской филармонии. Под руководством Юрия Темирканова программа, способная вдохновить слушателей любой страны, состояла из лучших произведений Чайковского и Россини и прозвучала в переполненной аудитории отеля «Дворец эмиров».

Венгеров считается одним из самых выдающихся скрипачей мира. В рамках фестиваля музыкант выступил в сотрудничестве с самым старым российским коллективом — оркестром Санкт-Петербургской филармонии, представив в пятницу вечером «ослепительную Россию».

Входящий в мировую дирижерскую элиту, отмеченный многими наградами маэстро Юрий Темирканов, главный дирижер оркестра Санкт-Петербургской филармонии, провел безупречный концерт.

После зажигательной увертюры из оперы Россини «Севильский цирюльник» восторженные зрители были перенесены в путешествие по классическим шедеврам Чайковского.

Посол доброй воли ООН Максим Венгеров присоединился к оркестру в качестве солиста в волнующем концерте для скрипки Чайковского. Оркестр Санкт-Петербургской филармонии завершил вечер, исполнив потрясающую Четвертую фа-минорную симфонию Чайковского.

После выступления, Худа аль Хамис Кану, художественный руководитель и основатель фестиваля Абу-Даби, сказала: «Этот концерт представил лучшее во вкладе России в классическую музыку и исполнительство. В этот вечер на фестивале Абу-Даби у нас действительно была «культурная связь».

Как истинный поборник музыкального образования, в ходе визита в Абу-Даби, Максим Венгеров взял на себя обучающую роль и пообщался с местными студентами в рамках образовательной программы «Снова в школу с Mubadala», которая привозит исполнителей фестиваля в школы и общественные центры по всему Абу-Даби.

Известный русский дирижер и скрипач посетил вчера Международную школу GEMS и вдохновил студентов мини-концертом и мастер-классом по скрипке. Природная страсть Максима Венгерова к воспитанию молодежи еще раз подчеркнула важность музыки в развитии ребенка. Как отметил музыкант: «наши главные инвестиции — вложение в наших детей».

Фестиваль Абу-Даби, который с успехом проходит уже в девятый раз, будет работать до 6 апреля.

Перевод с английского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи

 Незабываемый концерт в Театре Массимо

 Симфонический оркестр из Санкт-Петербурга

Написанный в первые два года двадцатого века, Второй концерт для фортепиано с оркестром Рахманинова сразу вошел в репертуар. Репутация, которую концерт подарил автору принес ему и несчастье: рожденный для исполнительства (по крайней мере, так он думал о себе), Рахманинов вскоре оказался в ловушке своего произведения, и никакому другому его сочинению не удалось достигнуть того же уровня. Потребовался вначале Горовиц, затем Рихтер и Гилельс, чтобы мир смог познакомиться с огромным наследием композитора, но это уже другая история. Концерт 26-го января открылся именно этим сочинением. Солист - Рустем Сайткулов, молодой пианист татарского происхождения: элегантный жест, изумительная техника и мощный звук.

 Все эти характеристики возникли с самого начала. Концерты Рахманинова, как вы знаете, скрывают множество опасностей, которые часто бывает трудно преодолеть, однако Сайткулов, буквально порхал по нему, поражая воображение техническим мастерством в сочетании с красотой звука. Дирижер - Юрий Темирканов, назвать которого «великий» недостаточно; исполнение было действительно грандиозным: уверенное в пассажах с нарастающим ритмическим напряжением, лирическое и полное пафоса. Привлекла внимание тонкость прикосновения Сайткулова, медленное угасание нот в конце второй части, жемчужный эффект в ловких пассажах и, наконец (и тут ощущается рост исполнителя), способность пронизать звуком даже оркестровое tutti. На бис Сайткулов сыграл этюд Шопена, соч. 10 № 12, так называемый «Революционный» (или «Падение Варшавы»).

 Во втором отделении произошла замена программы: вместо Пятой Симфонии Чайковского была исполнена его Симфония № 4. Если есть репертуар, в котором Темирканову нет равных, то это — русская музыка. То есть, исполнение было не просто хорошим, к которому мы, к сожалению, привыкли, а настоящим шедевром. Полная огня в первой части, во второй - мечтательная, беззаботная в третьей и сметающая все на своем пути в финале. Так что, успех был полным и заслуженным. Коллектив, я ещё этого не сказал - престижный оркестр Санкт-Петербургской филармонии, самый старый и важный русский оркестр и один из ведущих коллективов мира. Некоторые биографические сведения: Юрий Темирканов родился 10 декабря 1938 года в Нальчике, начал заниматься музыкой в возрасте 9 лет и в 13 лет переехал в Ленинград. В 1965 году получил диплом по специальности «дирижирование». В конце 60-х отправился на гастроли с ленинградским оркестром и скрипачом Давидом Ойстрахом. Дирижировал крупнейшими оркестрами мира, от Берлинского до Венского, в самых крупных театрах, сотрудничал с ведущими солистами ХХ века.
Рустем Сайткулов родился в 1971 году в Казани. Он начал учиться игре на фортепиано в возрасте 4-х лет, окончил Московскую консерваторию. Лауреат многочисленных премий, Сайткулов показывает большую осторожность в выборе репертуара, что уводит его немного в сторону от Star System классической музыки. Тем не менее, его концерты привлекают внимание публики. Он записал 25-й опус Шопена, этюды в «живом» исполнении (опусы 10 и 25) и все его прелюдии.

 27.01.12
Филиппо Ришика Лиццио
Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи

Благодетельный Темирканов

 Темирканов и Санкт-Петербургский оркестр
в Театре Ла Скала 

для благотворительного проекта Itaca

  

29.01.12

Вывеска заманчива: имея дело с оркестром Санкт-Петербургской филармонии и Юрием Темиркановым, было бы очень легко попасть в ловушку «русской школы», «русского звука», если бы каждый концерт этого коллектива из холодной страны был похож один на другой.

 Но правда в том, что это - один из величайших оркестров на сегодня, если не самый лучший, и, в первую очередь, коллектив, способный «включаться» каждый раз: на концерте в театре Ла Скала (благотворительный концерт в поддержку проекта Itaca) Темирканову и его подопечным удалось убедить нас в этом еще раз. Лелея уверенность, что мы, как всегда, будем покорены красивым глубоким звуком непревзойденного смычка, меланхолическими страстями, к которым мы привыкли на концертах многочисленных нашествий итальянских филармоний, с самого начала увертюры Россини к опере «Севильский цирюльник» наши планы были счастливо расстроены.

 Звук сухой и живой, готовый к гонке на бешеной скорости в стреттном финале с Темиркановым, дирижирующем практически только глазами. То же и в Концерте Шумана ля минор, с главной героиней Элисо Вирсаладзе, исполняющей его в антиромантическом характере. Возможно, не все приняли такую трактовку, но она была логичной и последовательной от начала до конца. И, наконец, жемчужина вечера - Третья сюита для оркестра Чайковского: символ отношения любовь-ненависть к западному девятнадцатому веку со стороны русского композитора, это сочинение полно искреннейших чувств, оно заставляет перенестись в ту страну и в те восьмидесятые годы. Элегия, шутка, вариации: все оттенки меньше чем за полчаса музыки, а Темирканов со своими безошибочными ласкающими движениями в воздухе только усиливает её крайне меланхоличную сторону. Ту сторону, с которой Чайковский в Санкт-Петербурге показал себя миру.

 Карло Ланфосси
Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой

Перейти к оригиналу статьи 

29 января 2012 года

МИЛАН
Шуман вдвойне

«В Милане мне нравится его многонациональная сущность: я - бродяга, как и мои кошки, но здесь я чувствую себя как дома», возможно, потому что она из Грузии, государства, пережившего конфликт с «большой матерью» Россией в 2008 году. Возможно, потому, что часть её жизни проходит в Москве (где она живет со своими «дворняжками»: шестью собаками и тремя кошками), часть в Монако и часть в Италии - часто выступая на концертах и преподавая во Фьезоле. А, может, потому, что она - артист, которого как бы ни бросала жизнь - не сдается. Речь идет об Элисо Вирсаладзе - гранд-даме фортепиано, чья карьера длится вот уже более полувека. О пианистке с «русской душой» - именно это объединяет всех родившихся там музыкантов. «Нет, не надо быть русским, чтобы хорошо играть Чайковского! Поверьте мне, для этого нужны лишь мозги и руки», говорит она, мудро улыбаясь - женщина, увидевшая весну уже 70 раз и выступившая в самых престижных залах мира. Сегодня она вновь выступает в Ла Скала с кавказцем Юрием Темиркановым и оркестром Санкт-Петербургской филармонии на благотворительном вечере Itaca Onlus (в программе: фортепианный концерт Шумана и сюита № 3 Чайковского).

Хорошо, никакой русской души. Но что по её мнению дает уникальный Темирканов? «Он - необыкновенный дирижер: ему подвластна любая музыка, он - большой мастер, а оркестр Санкт-Петербургской филармонии под его удивительно чутким руководством обладает каким-то неповторимым звучанием. И потом, на сцене... мудрость - как будто ты наблюдаешь из угла за результатом: и магия в том, что музыка рожденная там, в тот момент - живая, как никогда. Вот, что я в нем обожаю».

Почему великий пианист Святослав Рихтер назвал её лучшим интерпретатором нашего времени музыки Шумана? «Клянусь, я не скромничаю: понятия не имею. И потом, если честно, мне он ничего не говорил. В тот день, когда я прочла это замечательное утверждение, конечно, я была вне себя от радости, но я не перестаю спрашивать себя - почему».

Давайте попробуем разобраться. Каков её Шуман? «На словах могу сказать, что очень романтичный. Но слов абсолютно недостаточно, когда мы имеем в виду звуки. Все кажется неверным по сравнению с той правдой, которую тебе дает музыка. Романтизм Шумана виден в письме: в его причудливых мелодиях и ритмах. Нужно погрузиться в его беспокойный характер, чтобы добраться до его романтической сущности».

Нравится ли ей как он обычно исполняется? «Не очень, прежде всего, потому что не затрагивают этой самой сущности».

Как бы она себя охарактеризовала как человека? «Ну, грузины и итальянцы - не такие уж мы разные. Вы живете на юге Европы, а мы, как бы, на юге России. Я - страстная, открытая, надеюсь, сердечная».

В Милане бывает минимум раз в год: что она думает о городе? «Мне нравится его многонациональность. А, поскольку я, как и мои кошки, бродяга, это заставляет меня чувствовать себя как дома».

Николетта СГУБЕН
(Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой)
Перейти к оригиналу статьи

29 января 2012

ПАЛЕРМО
Рахманиновская буря в руках Темирканова

Юрий Темирканов во главе оркестра Санкт-Петербургской филармонии вернулся почти два года спустя в палермский Театр Массимо, чтобы предложить публике «Ромео и Джульетту» Прокофьева (отрывки из симфонической сюиты) и Вторую симфонию Рахманинова. Сравнение партитуры Рахманинова (с его томными свободами и характерными, перенасыщенными виртуозностью экзальтированными интонациями в атмосфере начала девятнадцатого века) с пепельным тембром, синкопированным движением, острыми (заточенными) струнными и деревянными духовыми-убийцами Ромео, очень хорошо дает понять, как модернизм под сенью бдительного усача (Сталина - прим.перев.) поменял свой стиль.

Темирканов удивителен и в передаче выстраданной объективности неоклассики Прокофьева, и в освобождении эмфаз Рахманинова, будто импульсов души. Прекрасный оркестр - охватывающий, обволакивающий и проникающий, компактный и солирующий - по «запросу» рук Темирканова.

Звонкие аплодисменты, а на бис - Элгар.

Пьеро ВИОЛАНТЕ
(Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой)
Перейти к оригиналу статьи

Суббота,
28 января 2012 года


ЮРИЙ ТЕМИРКАНОВ В ТЕАТРЕ МАССИМО

От Прокофьева до Рахманинова на сцене Театра Массимо (Teatro Massimo) в Палермо, удивляя и очаровывая любителей музыки. Возвращение Оркестра Санкт-Петербургской филармонии.

Концертный сезон нового года открылся великолепным событием в палермском театре Массимо: удивительный герой сцены - кавказский дирижер Юрий Темирканов, бывший впервые в Палермо два года назад - во главе ошеломляющего оркестра Санкт-Петербургской филармонии.

Концерт открылся исполнением сюиты из балета «Ромео и Джульетта» Прокофьева в редакции 1938 года, которая включает в себя фрагменты, больше из второй, чем из первой сюиты: «Монтекки и Капулети», отрывки от «Джульетта-Девочка» до «Смерть Тибальда». Исполнение - предельно эмоциональное с самого начала, даже в плане темпов: первая часть была исполнена в сфере allegro и vivace.

Жесты и движения маэстро Темирканова поначалу кажутся необычными, непохожими на те движения дирижерской палочки, которые мы привыкли видеть на концерте. Абсолютно свободными руками, часто склонившись вперед, он закрывает глаза, из-за чего кажется, что музыка возникает автоматически, некое смешение знакомых нот, цветов на холсте художника, стихов на листе поэта.

Темирканов управляет своим оркестром, используя не только кисти, руки, но и всё тело, выражение лица и, прежде всего, взгляд исключительной выразительности. Вообще, используя все части тела и все свои чувства.

Каждый музыкант оркестра следует за ним, внимательно переводя преданный взгляд с идеальной траектории рук Маэстро на ноты в партии. На сцене музыка колышется от adagio к allegro vivace, предвосхищая второе отделение концерта; видна гипнотизирующая ритмичная вибрация кончика длинных смычков виолончелистов.

Во второй части вечера удивительный оркестр филармонии исполнил известную Вторую симфонию Рахманинова, произведение очень пространное, по сравнению с первым отделением. Различны приемы, которыми Темирканов управляет музыкантами: его исключительно выразительные движения обнаруживают ещё и бесконечное очарование: точно, решительно, как танцор в вихре своего танца.

Его лицо никогда не бывает слишком серьёзным или суровым, даже во время второго сочинения, которое, казалось бы, требуют разных тонов и настроений. И все же, он  своей выразительной «игрой» в буквальном смысле пленяет внимание каждого зрителя и  любого оркестра.

Все на этой сцене достойны внимания, но артист, притягивающий к себе взгляд больше других, безусловно - он, этот кавказский дирижер, который, кажется, приехал издалека, из другого мира, из мира более холодного, возможно, слишком холодного, чтобы показать какие-либо эмоции, страсти. Однако, Темирканов, стоя на подиуме, танцуя и дирижируя, развеивает все предубеждения, очаровывая нас и заставляя влюбиться в каждый свой жест.
На самом деле, испытываешь сильнейшие эмоции уже только от встречи с талантом такого уровня — великим артистом. Не только потому, что он - изысканный знаток музыки и ее тайн, но, прежде всего, потому, что он - знаток искусства эмоций и чувств. Даже глухой был бы очарован концертом!

Сильвия БУФФА
(Перевод с итальянского Лидии Бех-Ивановой)

Перейти к оригиналу статьи

Фрагмент программы 
«Притяжение классики»
на радио Голос России от 19 ноября

Нота серьезная и драматическая. На минувшей неделе Фонд культурных и гуманитарных программ Мстислава Ростроповича объявил о проведении благотворительного концерта. Он приурочен к 70-летию наиболее драматических дней Великой Отечественной войны – началу битвы за Москву и тяжелейшему периоду блокады Ленинграда. В такой же день, 20 ноября 70 лет назад в городе на Неве была введена минимальная норма хлебного пайка. В концерте прозвучат произведения Сергея Прокофьева и Дмитрия Шостаковича. Исполнители – Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии, дирижер – Юрий Темирканов. Гонорар за этот концерт музыканты перечислят Московскому Дому ветеранов войн и Вооруженных сил. У каждого из участников этого проекта, да, впрочем, как, наверное, и у каждого в нашей стране, свои счеты к той страшной войне: Галина Вишневская едва не погибла в блокаду, была участницей отряда местной противовоздушной обороны, артисткой фронтовых бригад, выступала в землянках и окопах, на подводных лодках и на грузовиках. Среди своих многочисленных наград самой главной – и об этом она говорила не раз – считает медаль «За оборону Ленинграда». Мстислав Ростропович провел годы эвакуации в Оренбурге, а маэстро Темирканов пережил все ужасы оккупации и гибель отца, который был участником партизанского движения. Рассказывает Ольга Ростропович:

«Тема Великой отечественной войны в нашей семье всегда была священной. Отец четырнадцатилетним мальчишкой был эвакуирован в Оренбург, где потерял своего любимого отца, мама встретила блокаду в 14 лет и осталась совсем одна, провела всю блокаду в осажденном Кронштадте, поэтому тема войны и блокады для нас священна. В концерте прозвучат шедевры великих классиков Сергея Прокофьева и Дмитрия Шостаковича: 1 Классическая симфония и Концерт №1 для фортепиано с оркестром, который исполнит замечательный пианист Денис Мацуев, и, конечно же, 7-ая Симфония Шостаковича. Я хочу подчеркнуть, что это благотворительный концерт, билеты на этот концерт не продавались, мы пригласили ветеранов Великой Отечественной войны, тех, кто остался в живых, блокадников, а также студентов музыкальных учебных заведений, представителей общественных организаций. 21 ноября в 13 час префект Центрального округа Сергей Будаков и маэстро Темирканов вручат Дому ветеранов современное медицинское оборудование, это модульная система для проведения комбинированной физиотерапии. Мне хотелось бы еще раз поблагодарить выдающегося дирижера замечательного человека Юрия Хатуевича Темирканова, который нашел время. На самом деле это была его идея, уже давняя, - сделать что-то для людей, защитивших нашу родину, нашу страну, мы ее подхватили». 

Конечно, у каждого из участников этого концерта свое особенное отношение к знаменитой Ленинградской симфонии Шостаковича. Как известно, написана она была в уже блокадном Ленинграде, затем партитура была вывезена на большую землю, в Куйбышеве состоялась премьера, а через некоторое время симфония прозвучала в блокадном Ленинграде. Это было не первое ее исполнение, но день 9 августа 1942 года, стал поистине исторической вехой. О том, как это было, рассказывает очевидец тех событий Председатель совета ветеранов-блокадников ЦАО Москвы Зинаида Иванова.

«Первый концерт состоялся 5 марта в Куйбышеве. Не в Ленинграде, не в Москве, а в Куйбышеве. А летом, в июле был в Москве концерт, и даже был концерт в Нью-Йорке. У нас это был седьмой концерт. Это было 9-ого августа 1942 года. На этот день немцы запланировали банкет в Астории. Они были уверены, что 9 августа город падет – не выдержит испытания голодом и холодом. А вместо этого 9 августа прозвучала 7 Симфония, причем Ленинград готовился к этой трансляции, по всему городу – на всех площадях, во всех скверах стояли радиоусилители и даже по линии обороны стояли вот эти радиоусилители, и немцы тоже слушали эту музыку. И в течение всей трансляции на Ленинград не упало ни одного снаряда. Вот такое было воздействие даже на фашистов. А ленинградцы, конечно, все плакали. В течение всей этой блокады, самого тяжелого времени 41-42 года ленинградцы разучились плакать, хоронили своих родных, везли на кладбище и не плакали. А когда слушали 7 Симфонию, воздействие ее было такое, что все, не стесняясь, плакали. Нас в Москве пятьсот с лишним человек – участников обороны и жителей блокадного Ленинграда, на начало 90-х годов нас было вдвое больше – около тысячи, за эти двадцать лет половина нас ушла из жизни. И поэтому этот концерт для нас – это возврат к той Победе, к той силе музыки, которую ленинградцы почувствовали тогда. Воздействие 7 Симфонии было наравне с величайшей Победой. И мы еще благодарны организаторам концерта потому, что в этом году 8 сентября – трагическая дата, исполнилось 70 лет начала блокады».

Есть даты и события, которые не подлежат забвению. Есть люди, которые прошли ад и спасли всех нас, им нужна помощь и забота. В эти дни она пришла от музыкантов. Как важно, чтобы эта цепочка не прерывалась….

 

Оркестр под управлением Юрия Темирканова
дарит ветеранам ЦАО концерт
и медицинское оборудование


Пресс-конференция, посвященная предстоящему благотворительному концерту, прошла в РИА "Новости". Телемост Москва - Санкт-Петербург позволил журналистам побеседовать и с организатором концерта в столице - президентом Фонда культурных и гуманитарных программ М.Л. Ростроповича, Ольгой Ростропович и с инициатором акции - художественным руководителем Санкт-Петербургской филармонии, одним из известнейших дирижеров мира Юрием Темиркановым, находящимся в городе на Неве.

Ольга Ростропович рассказала о предстоящем благотворительном концерте, организованным при поддержке Правительства Москвы и приуроченом к 70-летию наиболее драматических дней Великой Отечественной войны – началу битвы за Москву и тяжелейшему периоду блокады Ленинграда.

Концерт состоится 20 ноября, в день, когда 70 лет назад в городе на Неве была введена минимальная норма хлебного пайка. Концерт призван стать культурным мостом памяти в истории двух столиц.

В концерте прозвучат Симфония № 7 «Ленинградская» Дмитрия Шостаковича и Концерт № 1 для фортепиано с оркестром Сергея Прокофьева. Солистом на концерте выступил замечательный пианист Денис Мацуев.


«Я хочу подчеркнуть, что это благотворительный концерт, - сказала Ольга Мстиславовна, - билеты на него не продавались. Мы пригласили ветеранов Великой Отечественной войны, блокадников, представителей общественных организаций, студентов музыкальных училищ».

Гонорар за свое выступление Юрий Темирканов и заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии перечисляет московскому госпиталю для ветеранов войн №1.

Участница пресс-конференции председатель Совета жителей блокадного Ленинграда ЦАО Москвы Зинаида Иванова поблагодарила Юрия Темирканова и фонд Ростроповича от имени всех блокадников, живущих в Москве, за возможность еще раз прикоснуться к музыке, ставшей гимном жизни в осажденном городе.

«Сейчас в Москве проживает около 500 жителей блоакадного Ленинграда, и для нас, ленинградцев, Седьмая симфония Шостаковича – самая памятная. Случилось так, что впервые симфония прозвучала 5 марта 1942 года в Куйбышеве. А первый концерт в блокадном Ленинграде состоялся 9 августа 1942 года, - вспоминает Зинаида Иванова. - На это день немцы запланировали банкет в Астории, они были уверены, что наш город падет, не выдержит голода. А вместо этого по всему городу, во всех скверах и на линии обороны прозвучала героическая симфония. И в течение всей трансляции на Ленинград не упало ни одного снаряда. Такое воздействие эта музыка оказала даже на фашистов. А ленинградцы, которые за время блокады потеряли способность плакать, не стеснялись слез».


Инициатор проведения благотворительного концерта, выдающийся музыкант и дирижер с мировым именем Юрий Темирканов объяснил, что Седьмая ленинградская симфония выбрана для исполнения не случайно.

«Я думаю, исполнение в блокадном городе, умирающем от голода, Седьмой симфонии Шостаковича оказывало в духовном смысле такое же значение, как битва под Москвой, или под Сталинградом. Это был один из самых больших художественных подвигов во время войны, и мы обязаны об этом помнить», - сказал маэстро.

Отвечая на вопросы журналистов, Юрий Темирканов вспоминал о своем знакомстве с музыкой Шостаковича, о великой удаче работать вместе с Мстиславом Ростроповичем, о том, как принимали героическую симфонию за рубежом.

В частности, дирижер отметил, что нынешний сезон Санкт-Петербургская филармония открыла исполнением Седьмой симфонии Шостаковича в честь 70-летия ее написания, и закрывать сезон будет ею же, причем в исполнении того самого оркестра, который впервые исполнил героическую симфонию в блокадном Ленинграде в 1942 году.

А нынешний концерт, который состоится 20 ноября в Большом зале Московской консерватории, будет еще одной данью памяти всем солдатам той далекой войны, которые отстояли мир на планете и всем тем, кто смог выжить в страшные дни блокады.

На следующий день после концерта, 21 ноября, префект ЦАО Сергей Байдаков и маэстро Темирканов вручат госпиталю ветеранов современное медицинское оборудование – модульную систему для проведения комплексной терапии.

Источник - www.caoinform.ru


В Москве прошел концерт
в честь героев Великой Отечественной войны


В Москве в Большом зале Московской консерватории прошел концерт в честь героев Великой Отечественной войны. В качестве почетных гостей на вечер, в котором участвовали Заслуженный коллектив России Академический симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии под управлением Юрия Темирканова и пианист Денис Мацуев, были приглашены ветераны. Музыканты решили перечислить свой гонорар за выступление московскому госпиталю для ветеранов номер 1. Концерт приурочен к 70-летию начала битвы за Москву и тяжелейшему периоду блокады Ленинграда. Именно 20 ноября 70 лет назад в городе на Неве была введена минимальная норма хлебного пайка.

Благотворительный концерт организован Фондом культурных и гуманитарных программ Мстислава Ростроповича при поддержке правительства Москвы. "Это - вечер великой музыки, памяти героев, в нем участвуют замечательные артисты, выдающийся дирижер современности Юрий Темирканов, - цитирует ИТАР-ТАСС слова президента Фонда Ростроповича, дочери всемирно известного маэстро Ольги Ростропович. - Готовясь к этой встрече, я очень волновалась, мое поколение знает о той войне лишь по книгам и фильмам. И тогда я решила обратиться к воспоминаниям моей мамы. Она пишет о том, как пробыла во время блокады одна, без близких, в Кронштадте, работала в отряде местной противовоздушной обороны. Среди многочисленных наград мама самой главной считает медаль "За оборону Ленинграда".

Матери Ольги Ростропович, знаменитой русской певице Галине Вишневской было 14 лет, когда немцы уже подходили к Москве, а ее любимый Ленинград накрыло страшное облако блокады. "Нельзя передать весь ужас войны, страдания, величие русского народа. Мы склоняем головы перед подвигом русских солдат и скорбим над судьбами миллионов, погибших от голода и холода. Мало осталось тех, кому мы можем поклониться и сказать спасибо за нашу жизнь, жизнь наших детей и внуков. Нужно сделать все, чтобы мир, и прежде всего, Россия, никогда не забывали великий русский подвиг", - сказала присутствовавшая в зале Галина Павловна.

В начале вечера прозвучали Первая "Классическая" симфония и Первый концерт для фортепиано с оркестром Сергея Прокофьева. Событием стало исполнение Седьмой "Ленинградской" симфонии Дмитрия Шостаковича. Это великое музыкальное произведение о войне звучало в Куйбышеве, Москве, Новосибирске, над всей страной, из репродукторов измученного Ленинграда, памятником которому оно и стала. Именно тогда враг понял, что война проиграна, такой народ победить нельзя.

Источник - www.vesti.ru


Благотворительный концерт памяти павших


Cмотреть видео >>

Из Петербурга в Москву – по видеомосту. Дирижер Юрий Темирканов в режиме онлайн рассказал журналистам о предстоящем благотворительном концерте. Коллектив, которым руководит маэстро, - симфонический оркестр Санкт-Петербургской филармонии имени Шостаковича - будет 20 ноября играть в Большом зале Московской консерватории. Это выступление музыканты посвятят памяти погибших в битве за Москву и во время блокады Ленинграда.
"Любая возможность вспомнить этих солдат, этих людей, которые умирали от голода, - это наш долг. Может быть, я высокопарно говорю, но сейчас не обойтись без этого", - уверен Юрий Темирканов.

Концерт организовал Фонд Мстислава Ростроповича, которым руководит дочь знаменитого виолончелиста Ольга, а полученный гонорар передадут в один из московских госпиталей для ветеранов войн. В программе концерта – Седьмая ("Блокадная") симфония Шостаковича. Ее первое исполнение ветераны, которых пригласили на пресс-конференцию, помнят до сих пор. "По всему городу, на всех площадях стояли радиоусилители, и даже по линии обороны они стояли. И немцы слушали! В течение всей трансляции на Ленинград не упало ни одного снаряда", - рассказала ветеран Великой Отечественной войны Зинаида Иванова.

Источник - www.vesti.ru


ЮРИЙ ТЕМИРКАНОВ: «Надо делать добро»

В РИА Новости (Петербург) прошёл мультимедийный видеомост Москва-Санкт-Петербург, посвященный благотворительному концерту Академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Д. Шостаковича под управлением выдающегося дирижера Юрия ТЕМИРКАНОВА.

Этот благотворительный концерт, организованный Фондом культурных и гуманитарных программ М.Л. Ростроповича при поддержке Правительства Москвы, приурочен к 70-летию наиболее драматических дней Великой Отечественной войны – началу битвы за Москву и тяжелейшему периоду блокады Ленинграда.

Сам концерт состоялся сегодня, 20 ноября 2011 в Большом зале Московской консерватории.

Дирижер Юрий ТЕМИРКАНОВ в интерактивном режиме на пресс-конференции в РИА Новости вёл диалог с президентом Фонда Мстислава Ростроповича Ольгой РОСТРОПОВИЧ и префектом Центрального административного округа г. Москвы Алексеем АЛЕКСАНДРОВЫМ.

Если рассказать об этом в двух словах, то центральным моментом обсуждения стали предстоящий концерт, 7-я симфония Шостаковича, оказавшая колоссальное позитивное влияние на жителей блокадного Лениграда и слова-воспоминания о том трудном времени самого Юрия Хатуевича ТЕМИРКАНОВА, который подытожил тему разговора словами: «Нам всем надо делать добро».

ФОТОРЕПОРТАЖ:

На другом конце видеомоста – 
дочь М. Ростроповича – Ольга Ростропович:

 

Издатель Дипломат.Ру Борис ВАГАПОВ
задаёт вопросы Юрию ТЕМИРКАНОВУ:

 

 

Великому дирижёру преподносят цветы…которые он подержал немного, а затем вернул их дарительнице!

После пресс-конференции Юрий Хатуевич охотно даёт интервью питерским журналистам:

 
 

 

 


(с) фото: Андрей ХАУСТОВ
Источник - www.newreportage.ru

 


 

ТРК «Петербург-Пятый канал»  
Лента новостей

 

 Юрий Темирканов преподнес участникам 
Великой Отечественной войны двойной подарок

 

Смотреть репортаж >> 

21 ноября 2011 

Сначала провел благотворительный концерт, посвященный 70-летию блокады Ленинграда и началу битвы за Москву.

А потом полученный за выступление гонорар пожертвовал на современное медицинское оборудование для социально-реабилитационного центра московского дома ветеранов.

 Новое оборудование позволяет проводить ультразвуковое исследование, магнито- и лазеротерапию. Благодаря ему в центре теперь смогут пройти лечение до двух тысяч участников Великой Отечественной в год.

 


Читать отзывы о гастролях сезона 2010-2011 >>

p class=http://www.5-tv.ru/news/47864//tr


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru