Репертуар
Площадь искусств, Музыкальная коллекция
Административные и художественные службы филармонии
Информация о филармонических оркестрах и дирижерах
Гастроли оркестров
Историческая спрaвка
Пресса написать письмо в  Большой зал
Спонсоры написать письмо в Малый залНа ГлавнуюEnglish version
перейти на главную страницу нажмите, чтобы добавить сайт в избранное перейти на главную страницу

Интервью с Деннисом Расселом Девисом перед концертом
в Большом зале Филармонии 30.10.12

Беседовала Марина Аршинова

Маэстро Девис, скажите пожалуйста несколько слов об оркестре, который Вы возглавляете и о Ваших нынешних гастролях в России?

 Базельский оркестр - один из основных оркестров этой части Европы, располагающейся близко к немецкой и французской границе. Это первый раз, когда оркестр приезжает в Россию. В оркестре работают люди двадцати разных национальностей. Я четыре года руковожу этим коллективом, и впервые мы делаем наш международный вояж, и это прекрасно. Оркестр обычно не так много гастролирует, у него есть много работы дома как в симфонических, так и в оперных проектах. На ближайшие несколько лет запланировано несколько международных туров.

Вас считают экспертом в современной музыке...

Одна из вещей, которые я очень люблю - концентрироваться на исполняемых программах. Я близко дружил со многими композиторами, тесно общался с Джоном Кейджем, Филиппом Глассом, Александром Раскатовым. В современной музыке есть огромное разнообразие, благодарю чему я никогда не теряю к ней интерес.

Вы согласны с утверждением, что среди музыки XX-XXI веков есть музыка понятная, «съедобная», и непонятная, «несъедобная»?

Я не согласен. Думаю, чтобы понять музыку, просто нужно время. Если вы идете в музей, видите картину, не понимаете ее, вам нужно пойти домой, почитать что-то о ней, и вернуться, посмотреть снова. Но если вы побывали на концерте и не поняли нового сочинения, куда вы пойдете наводить о нем справки? Вот причина для того, чтобы быть очень внимательным и преданным музыке, которую исполняешь. Ведь в истории было много случаев, когда гениев игнорировали, Шуберт, например...

Бах

 Нет, Баха не игнорировали...

Но после смерти он был забыт на целых сто лет и только благодаря Мендельсону, исполнившему его «Страсти по Матфею» в Берлине, музыка Баха вернулась к людям...

Да, это так, но при жизни Бах был в полном порядке. А Шуберт был просто бездомным, он ни разу в своей жизни не услышал исполнения ни одной своей симфонии. Для меня этот пример является аргументом, почему мы должны поддерживать современных композиторов и заботиться о них.

Однако одну музыку мы понимаем сразу же, а другую нет...

Это зависит от вашего опыта. Вы можете послушать Филипа Гласса в первый раз и сказать, что все поняли. А потом послушать еще несколько раз, и убедиться, что ничего не поняли.

Но что делать, когда в музыке нет языковой структуры, к которой мы привыкли - мелодия, гармония, ритм, и пр.?

Вопрос в том, с каким языком вы знакомы? А если это другой язык? Если ко-то написал произведение на неизвестном вам языке, его сложно понять. Всю музыку Веберна можно уместить на двух СD. Это другой мир.

- То есть до ХХ века говорили на одном языке, а после перешли на другой?

 Я понимаю, о чем вы говорите. Я много занимался Гайдном. Да, во времена Гайдна в таверне можно было услышать, как напевают мелодии из его симфоний. Музыка на сцене и музыка на улице шли рука об руку.

В 19 веке началось размежевание вкусов, классическая музыка стала сложнее, она стала принадлежать более привилегированному и образованному классу, но каждый тем не менее еще мог ее понять. Сегодня разрыв между народной или популярной музыкой и музыкой классической огромен, его преодоление требует больших знаний и образования. Помочь преодолеть этот разрыв - наша задача, особенно нужно работать для молодых людей, и мы в Базеле уделяем этому особое время. Наша аудитория не ставится моложе, и наша задача - растить смену.

В программе концерта - обратная проекция: от музыки Раскатова, нашего современника, через музыку Шнитке, классика ХХ века, к музыке Чайковского, классика века XIX. В этом есть особый замысел?

Составление программы - больше вопрос атмосферы, вопрос того, как будет эффектнее для слушателя. Я не хотел начинать со Шнитке или с Чайковского. Мы недавно делали эту программу в Базеле. Сочинение Раскатова длится 45-50 минут, это целое отделение. И так как я не хотел начинать со Шнитке, решил в первом отделении играть Раскатова. И публика приняла все это очень хорошо, слушала внимательно. Раскатов гений, он написал превосходную пьесу. Мы получили много откликов после базельского концерта, людям очень понравилась новая музыка Раскатова, они отмечали, что ее легко слушать. Кстати, вы знаете о взаимоотношениях Шнитке и Раскатова?

Раскатов реставрировал Девятую симфонию Шнитке. Шнитке работал над ней после инсульта, будучи очень больным человеком. Он мог писать только левой рукой. Партитуру было невозможно прочесть. После смерти Шнитке вдова композитора отдала эту партитуру Раскатову и попросила его, чтобы он ее расшифровал. Раскатов не только с помощью лупы расшифровал ноту за нотой этого сочинения, но и написал отсутствующую Четвертую часть, которую назвал Nunc dimittis. Теперь при исполнении этой симфонии идут три части Шнитке и четвертая — Раскатова. Принимая все это во внимание, я думаю, что сочетание в одной программе сочинений Шнитке и Раскатова имеет большой смысл.  


Афиша

Большой зал
Репертуар

Январь
Февраль 

 

 Видео

 

 

 Специальные проекты:

Дневник гастролей 

Беседа перед концертом

Творческие встречи

Концерты в Фойе

Конкурсы


Информационный центр 
Филармонии

 Музыкальная
библиотека

 
Детские рассказы и рисунки

Орган

Касса БОЛЬШОГО ЗАЛА
Часы работы кассы
с 11.00 до 20.00,
(в дни концертов до
окончания антракта)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 710-42-90


Касса МАЛОГО ЗАЛА
Тел.(812) 571-83-33
часы работы кассы
с 11.00 до 19.00,
(в дни концертов до 19:30)
перерыв с 15.00 до 16.00
Справки по Тел. (812) 571-42-37

© 2000-2012, Copyright Saint-Petersburg Philharmonia®
Web-мастер сайта

Рейтинг@Mail.ru